Александр Пак: «Без глобальной смены задачи все превращается в рутину»

Александр Пак: «Без глобальной смены задачи все превращается в рутину»
Александр Пак (третий справа) с биатлонистами сборной России

Один из самых востребованных спортивных менеджеров России вспоминает свой путь и рассказывает о наиболее успешных проектах

Член правления Союза биатлонистов России, советник президента Федерации лыжных гонок России и руководитель проекта «На лыжи!» Александр Пак известен своей работой в спортивной команде Михаила Прохорова и на крупнейших соревнованиях. В интервью СБК Пак рассказал о своей карьере и назвал главные правила успешного организатора.

Начало: баскетбол, ЦСКА, Евролига

– По образованию я инженер автоматических систем управления на атомных электростанциях. Окончил институт в 1994 году, умудрившись за время обучения отслужить в армии. Затем работал в дочернем подразделении РАО ЕЭС: занимался строительством ГЭС в Красноярском крае – долгострое еще советских времен. Ее всего несколько лет назад запустили. В спорт попал в 2002 году, когда мой друг Сергей Кущенко пригласил меня в баскетбольный клуб ЦСКА.

– Как вы познакомились?
– В Перми, во время моей командировки от РАО ЕЭС. У него тогда был свой бизнес. Сергей всегда болел баскетболом, и однажды у него появилась возможность создать клуб – «Урал-Грейт». Все почему-то считают, что я в нем работал, хотя никакого отношения к нему не имел. Уже перейдя в ЦСКА, Кущенко сказал: «Саш, знаю, ты давний болельщик ЦСКА, поэтому помоги выстроить там работу».

Когда директор «Олимпийского» увидел, как мы завозим 27-метровый кран, он кричал: «Вы что творите?! Здесь никогда такого не было!» А мы просто строили двухэтажный ресторан для VIP-болельщиков

– Какую?
– Работу клуба полностью. Кущенко занимался спортивной составляющей, я – организационной: офис, маркетинг, билеты, юристы, финансы. У нас стало получаться, я втянулся.
В 2005-м был директором «Финала четырех» Евролиги УЛЕБ, который проходил в Москве. Думаю, на тот момент мы сделали лучший финал в истории турнира. Забавная история, которая говорит о масштабах: когда директор «Олимпийского» увидел, как мы завозим 27-метровый кран, он кричал: «Вы что творите?! Здесь никогда такого не было!» А мы просто строили двухэтажный ресторан для VIP-болельщиков.
Многие мне ставят в вину, что зал был желто-синий, 2/3 мест заняли болельщики «Маккаби» из Тель-Авива. Но это претензии не по адресу. Во-первых, моя задача – организовать, провести и заработать денег, а не нагнать в зал российских болельщиков. Во-вторых, сработал менталитет. На нашем финале билеты впервые начали продаваться через Интернет уже в конце ноября, хотя сам турнир проходил в мае. В итоге, когда наши ломанулись перед игрой, все скупили из Израиля.

– Сколько билетов было всего?
– Билеты продавались пакетом на все четыре матча. В целом продали больше 22 тыс. Пришлось делать дополнительные трибуны. Я до сих пор пристально слежу за подобными мероприятиями и думаю, что ни одно из них не заработало столько денег, сколько наш «Финал четырех». Наверное, кто-то и зарабатывал больше – чемпионат мира по хоккею, например, но он шел неделю. Примеров такого финансового успеха двухдневного мероприятия я больше не знаю.

Евролига


Главный баскетбольный еврокубковый турнир. Разыгрывается (под названием Кубок европейских чемпионов) с 1958 года. С 2000-го по 2008 год проводился под эгидой Союза европейских баскетбольных лиг (УЛЕБ). ЦСКА семь раз становился сильнейшим клубом Европы (1961,1963, 1969, 1971, 2006, 2008, 2016). С 1996-го по 2005 год армейцы пять раз выходили в «Финал четырех», но неизменно проигрывали в полуфинале.

– Чем занимались дальше?
– Так как ЦСКА уступил в полуфинале, Кущенко уговорил меня остаться на один год и выиграть все-таки кубок. Я остался, мы стали чемпионами Евролиги в Праге, и я сказал себе: «Наконец-то!»

– Не нравилось работать в команде?
– Просто тяжело заниматься одним и тем же долгое время. Поначалу это здорово: тебе все интересно, ты учишься, учишь людей, выстраиваешь структуру, отношения, которые в спортивном клубе особенно важны – это ведь это не та работа, где люди приходят в 9:00 и уходят в 18:00. Но дальше все превращается в рутину, особенно если нет глобальной смены задачи. Хотя, может, я бы еще работал, но Сергею Валентиновичу предложили возглавить «большой» ЦСКА. Он в очередной раз сказал: «Пойдем со мной, поможешь». Напоследок я успел организовать в Москве выставочные матчи «Химки» – «Лос-Анджелес Лейкерс» в рамках проекта NBA Europe Live Tour.

Биатлон: СБР, «Гонка чемпионов»

– В биатлоне я также занимался всем, кроме спортивной составляющей. Получилось, что на меня в том числе легла задача развития вида в стране. Союз биатлонистов России раньше уделял внимание в основном сборной команде. Мне очень помог Вадим Иванович Мелихов. Мы много ездили, посещали детские школы, разрабатывали доступные винтовки.

– Стояла задача зарабатывать?
– Сложный вопрос. Ведь у СБР нет ничего: ни стадионов, ни спортсменов, ни тренеров. Это общественная организация без активов. Даже сборная – номинальный актив, на соревнования ее заявляет национальная федерация, но спортсмены, врачи и тренеры у нас в штате не состоят. Мы постарались подойти к вопросу централизованно. У некоторых спортсменов были личные контракты с производителями инвентаря – мы проводили их через себя, чтобы в случае чего быть мировым судьей между сторонами.

– То есть забрали маркетинговые права?
– Нет. Мы только централизовали.

– Что это значит? Контракты заключались с вами, а не со спортсменами?
– Да. Раньше спортсмен заключал с кем-то контракт, потом понимал, что это ему не интересно, переходил к другой фирме, и начинались скандалы. Ему, может, и все равно, а на федерацию и сборную это тень бросает.

Когда спонсоры спрашивали, сколько нужно денег, я сказал: «Дадите 10 млн – будет неплохо, дадите 100 – тоже будет неплохо». Детско-юношеский спорт в регионах на таком уровне, что можно с пользой освоить любую сумму

– Получается, активы спортсменов вы забрали себе.
– Да, но не имея с этого ни процента. Только для решения спорных вопросов. Даже когда контракты заключались через нас, спонсор напрямую со спортсменами договаривался о премиальных, о количестве предоставляемых лыж.
Затем мы стали искать спонсоров для сборной. Президентом СБР являлся Михаил Прохоров. Неудивительно, что некоторые его компании были спонсорами союза. Но мы находили и коммерческих партнеров: «МегаФон», «Альпари», Volkswagen, Scania, «Фортум», Webasto.

– Что ж вы им продали, ничего не имея?
– Рекламные места. На экипировке биатлонистов, на винтовках. Название. Все знают, что сборная ездит на автомобилях Volkswagen. Искали нестандартные ходы. Спортсмены открывали салоны в регионах, принимали участие в оригинальных акциях: автопробег на джипах, соревнования девочек против мальчиков…

Гонка чемпионов


Коммерческий шоу-турнир лучших биатлонистов мира. С 2011-го по 2014 год проводился в Москве, в спорткомплексе «Олимпийский» и в Лужниках. В 2015 году Союз биатлонистов России не стал передавать некоммерческому партнерству «Гонка чемпионов» права на проведение соревнования и объявил об их переносе в Тюмень. Последняя на данный момент «Гонка чемпионов» прошла в 2016-м.

– Биатлонная «Гонка чемпионов» не вышла на самоокупаемость?
– Прибыльной она не стала. Аренда зала была приличной, несмотря на большую скидку со стороны «Олимпийского», производство, хранение, ввоз и утилизация снега стоили дорого. Чтобы привлечь серьезных партнеров, нужна история. К 2014 году она у нас появилась, и потенциально можно было найти генерального спонсора на несколько десятков миллионов рублей.

– Почему перестали проводить «Гонку чемпионов»?
– Этот вопрос нужно задать руководству СБР, а не мне. Хотя идея биатлонного соревнования с участием всех звезд в мегаполисе в закрытом помещении была и остается очень перспективной.

Сейчас: «На лыжи!»

– Проект «На лыжи!» запущен компаниями En+ и «Русал» совместно с Федерацией лыжных гонок России пока в трех регионах Сибири: Красноярском крае, Иркутской области и Республике Хакасии. Он охватывает почти все возрастные и профессиональные категории. Для детей до 12 лет и их родителей мы проводим в соцсетях конкурсы, викторины. В этом сезоне в десяти городах организовали лыжные праздники. Главное в них – вовлечение детей и их родителей в занятия спортом вообще и лыжными гонками в частности.
Второй уровень: дети-спортсмены 13–16 лет. Для них проводим соревнования. В январе-феврале прошли отборочные этапы – муниципальные и районные. Потом региональные. И в конце марта финал на «Вершине Теи» – базе международного класса.
Третий уровень: мы экипируем сборные регионов. Приобретаем по их заявкам форму, лыжный инвентарь, тренажеры и так далее.
Но начали не с этого, а с обучающих семинаров для тренеров. В моем понимании в любом виде спорта тренер – это номер 1. Очень серьезные семинары. Не два-три дня, а больше 100 часов.

– Общий бюджет проекта?
– Несколько десятков миллионов рублей. Когда главные спонсоры спрашивали, сколько нужно денег, я сказал: «Дадите 10 млн – будет неплохо, дадите 100 – тоже будет неплохо». Почему? Детско-юношеский спорт в регионах на таком уровне, что можно с пользой освоить любую сумму. Поэтому мы пока и ограничили проект территориально. Задача – как можно больше людей вовлечь, как можно больше детишек заинтересовать. Цель – к следующей зимней Олимпиаде в Пекине иметь лыжников из этих регионов в сборной России.

– То есть вы занимаетесь подготовкой спортивного резерва?
– В общем-то, да. Это глобальная цель. Понимаю, что за три года, на которые рассчитан проект, тяжело подготовить спортсменов в сборную страны. Но задача стоит.

– А зачем это En+ и «Русалу»?
– Это по большому счету социальный проект.

– Какие у вас показатели за первый год?
– Мы экипировали три региональные сборные на сумму больше ₽16 млн. Повысили квалификацию 84 тренеров. В 10 городах Сибири провели лыжные праздники. Организовали первенство для юношей и девушек младшего и среднего возрастов.

– Общий охват?
– Более 13 тыс. человек посетило лыжные праздники. В финале детских соревнований участвовали 93 спортсмена из шести регионов, в отборах – около 400. Но это первый год, поэтому нам сейчас главное не показатели, а узнаваемость.

Надо быть максималистом – этому меня научил Кущенко. Не может быть тут хорошо, там средненько, а здесь на четыре с минусом. Все должно быть на пять с плюсом

– Как вы себя пиарите?
– Через соцсети. Общее количество наших подписчиков – почти 10 тыс. человек. Информационные партнеры на местах, по мероприятиям. При этом сильный пиар нам не нужен. Приглашения на праздники мы публикуем в Интернете – народ и так приходит. На соревнования – тоже.

– Популярность биатлона в России – заслуга Дмитрия Губерниева?
– Есть ряд факторов. Мы (команда Михаила Прохорова) пришли с деньгами, хотя важнее даже не они, а структурированность. Плюс, безусловно, большой вклад внес Губерниев. Телевидение обратило внимание, международная федерация добавила жару, трансляции сделались динамичнее. Из любой гонки теперь делается конфетка, хотя зачастую ты понимаешь, кто выиграет или как минимум будет в призах.

Выводы

– Может ли быть спорт прибыльным в России?
– Отдельные мероприятия могут. «Формула 1», чемпионат мира по хоккею.

– Не считая инфраструктуры.
– Да. Но несколько мероприятий сами по себе могут приносить прибыль. Федерации и спортивные клубы – нет.

– В чем ключевое отставание России от Запада?
– Телевизионные права. У нас нет этого рынка.

– А инфраструктура?
– Финал Евролиги и «Гонку чемпионов» мы проводили в «Олимпийском», который построен к 1980 году – конечно, качество отличается. Но мы потому и русские, что сами создаем себе проблемы, а потом героически их решаем.

– Каких главных ошибок необходимо избегать при организации спортивных событий?
– Во-первых, не надо бояться делать что-то новое. Есть поговорка: любитель построил ковчег, а профессионалы – «Титаник». Следом идет вторая ошибка, когда люди думают, что они все знают, все умеют и сами все сделают. Зачем проходить те же сложности, что и предшественник, если можно просто спросить? Ну и третье. Надо быть максималистом – этому меня научил Кущенко. Не может быть тут хорошо, там средненько, а здесь на четыре с минусом. Все должно быть на пять с плюсом. Начиная от транспорта, встречающего в аэропорту, и заканчивая напитками и фруктами в раздевалках.

– «Гонка чемпионов» и, например, Гран-при по бадминтону – сильно отличаются в организации?
– Нужен специалист, понимающий спортивную технологию, в остальном все схоже.

– Важны менеджерские навыки?
– Я вообще не понимаю, что такое менеджер.

– Вы же менеджер.
– Ну, наверное.

– А как сами себя называете?
– Организатор. Потому что по большому счету я ничего не умею. Я не юрист, не бухгалтер, не спортивный технолог, не маркетолог. Я просто человек, который умеет организовать всех этих людей.

Беседовала Александра Савраева
Фото: личный архив, cskabasket.com, Эдгар Брещанов

Материал из журнала «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» №2 (29) июнь 2017

Похожие статьи

Евролига планирует вести финансовый fair-play
Евролига планирует вести финансовый fair-play
01.12.2014 Баскетбол Инвестиции и финансы Европа ПБК ЦСКА

Предполагается, что минимальный бюджет клуба Евролиги составит 4 миллиона евро


Евролига представила более маржинальную модель турнира
Евролига представила более маржинальную модель турнира

Вчера в Барселоне состоялось заседание рабочей группы Евролиги, на котором обсуждались планы по реформированию турнира. Об итогах собрания рассказал, присутствовавший на нем президент ЦСКА Андрей Ватутин, сообщается на сайте баскетбольного ЦСКА


Сколько стоит «Мегаспорт»
Сколько стоит «Мегаспорт»

Инфографика СБК об условиях аренды крупнейшего дворца спорта Москвы


Регулярный сезон Евролиги принес ПБК ЦСКА более €1 млн призовых
Регулярный сезон Евролиги принес ПБК ЦСКА более €1 млн призовых

Президент клуба Андрей Ватутин рассказал о финансовой стороне нового формата еврокубкового турнира


€-лига
€-лига
19.05.2017 Баскетбол Инвестиции и финансы, Спортивные мероприятия ТУРЦИЯ, Европа

Новый формат и рекордные заработки баскетбольной Евролиги