Спортивный бюджет

Спортивный бюджет

Как устроено госфинансирование спорта в России. Исследование СБК

«У меня в министерстве есть такой обманчик. Встречаюсь с губернатором. Говорю: "Давайте мы вам бассейн построим. 70 процентов затрат наши, 30 – ваши». Он соглашается, 30 процентов от условных 300 миллионов рублей находит. А потом начинает меня проклинать: нужно бассейн взять на баланс, нанять на работу 30 человек, платить коммунальные платежи и прочее. Но не снесет же он этот бассейн…»

Этой короткой истории годичной давности от теперь уже вице-премьера Виталия Мутко достаточно, чтобы понять: кроме министерства, непосредственно отвечающего за отрасль, добровольно заниматься развитием спорта в стране мало кто хочет. Причем речь как о массовом, так и о спорте высших достижений. Если вынести за скобки крупнейшие профессиональные клубы вроде футбольных «Спартака» и «Краснодара», которые стали визитными карточками топ-менеджеров «Лукойла» и «Магнита», то чуть ли не все в спортивной сфере держится на вложениях из казны. И на «безвозмездной» помощи крупных компаний, взявших под свое крыло различные спортивные федерации и клубы. Часто не по своей воле, а в качестве социальной нагрузки.


Бывший министр спорта Виталий Мутко

Высший уровень

Объемы государственных инвестиций в спорт приведены в федеральном бюджете на 2016 год.

Строка – состояние

Система финансирования спорта в России коренным образом изменилась в 2011 году. Именно тогда в федеральном бюджете у физкультуры и спорта появилась отдельная строка. Председатель бюджетного комитета Государственной Думы Юрий Васильев в комментарии для «Российской газеты» пояснил, что поправки в структуру функциональных разделов классификации расходов усилят прозрачность бюджета и теснее увяжут расходы со сферами государственной политики.
До этого, как рассказывает бывший руководитель Москомспорта Михаил Степанянц, спортивные статьи были разбросаны по разным разделам: здравоохранение, образование, соцзащита… Самостоятельно спортивные чиновники распоряжались лишь небольшими суммами на содержание аппарата.
По оценке Степанянца, именно выделение отдельной строки в федеральном бюджете сделало спорт полноценной отраслью государственной политики.

Министерству спорта выделено 74,96 млрд рублей (для сравнения Министерство здравоохранения получает 274,78 млрд, а Министерство культуры – 96,49 млрд).

Как распределяются эти средства?

6,56 млрд Минспорта получает на образование (из них на вузовское и послевузовское – 5,19 млрд). 138 млн – на культуру и кинематографию.

Непосредственно на физкультуру и спорт отводится 68,17 млрд.

7,11 млрд предназначается массовому спорту. Из них 3,6 млрд уходят на реализацию федеральной целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016–2020 годы», а 2,2 млрд – на совершенствование инфраструктуры.

60,20 млрд получает в этом году спорт высших достижений, то есть в восемь с лишним раз больше, чем массовый. Правда, здесь сразу стоит оговориться: половину этой суммы (30,69 млрд) составляют расходы на реализацию подпрограммы «Подготовка и проведение чемпионата мира по футболу – 2018 и Кубка конфедераций – 2017». Остальные средства идут в том числе на строительство объектов и проведение зимней Универсиады 2019 года (4,39 млрд), антидопинговое обеспечение сборных команд (268 млн) и ту же целевую программу «Развитие физической культуры и спорта в РФ на 2016–2020 годы» (3,97 млрд).

От регионов – по возможностям

Доли федеральных и региональных средств при подготовке к крупным спортивным событиям, само собой, не равны. Наглядный пример – общие затраты на зимнюю Универсиаду в Красноярске, которая состоится в 2019 году.

Из федерального бюджета за несколько лет будет выделена сумма в 31,5 млрд рублей (из них 14,4 – на спортивные сооружения, 6 – на объекты деревни Универсиады, 7,3 – на медицинские учреждения, 3,6 – на объекты транспортной инфраструктуры). Тогда как краевой бюджет вложит 13,8 млрд.

Вертикаль власти

Полномочия различных уровней власти в области физической культуры и спорта прописаны в статьях 6, 8 и 9 федерального закона № 329 «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». Иногда они повторяются. К примеру, и субъекты федерации, и органы местного самоуправления могут наделять некоммерческие организации правом по оценке выполнения нормативов испытаний (тестов) комплекса ГТО. Но некоторые задачи разделены строго. Особенно хорошо субординация просматривается в вопросе подготовки спортсменов. За резерв национальных сборных в первую очередь отвечает федеральная власть, но участие в ней принимают и субъекты. Также субъекты готовят кадры для своих сборных, и уже в этом им помогают, развивая детско-юношеский спорт, органы местного самоуправления.
В соответствии с этими полномочиями выделяются средства. Министерство спорта получает деньги из федерального бюджета, а, к примеру, Москомспорт – из городского. При этом регионалы и федералы могут реализовывать совместные программы на условиях софинансирования.

В зависимости от общей финансовой ситуации в регионе разнится и уровень внимания к спорту со стороны местных властей. И если в проблемных областях эта тема уходит в тень, то, например, в благополучном столичном регионе действует специальная государственная программа «Спорт Москвы» на 2012–2018 годы. В 2016-м на нее выделено 63,38 млн рублей (42,58 – городской бюджет, 7,95 – федеральный, 12,85 – средства юридических и физических лиц).

Под партийным флагом

Есть еще одна ветвь спортивной власти, помогающая Министерству спорта покрывать территорию страны бассейнами, спортзалами и игровыми площадками, – парламентские партии.

Самый яркий пример – крупные проекты партии «Единая Россия»: «Строительство физкультурно-оздоровительных комплексов» и «500 бассейнов», которые реализуются на протяжении уже нескольких лет.

На 1 сентября 2016 года по проекту «Строительство ФОК» было введено 583 объекта. И велось строительство еще 48 спортивных комплексов. В проекте участвует 81 регион России.


Один из бассейнов, открытый в рамках партийной программы «Единой России»

Программа «500 бассейнов» реализуется в вузах, находящихся в ведомственном подчинении Минобрнауки, Минздрава и Министерства культуры. При этом обязательное условие участия в проекте – совместное финансирование. К примеру, чтобы у вуза появился бассейн стоимостью 130 млн рублей, сам он должен найти 30 млн из внебюджетных источников, еще 30 млн должны выделить местные власти, и только тогда в рамках проекта поступят оставшиеся 70 миллионов от партии. Стоит отметить, что доля «Единой России» в проектах покрывается средствами  федерального бюджета, а не из партийной казны.

Незаманчивое партнерство

1 января 2016 года вступил в силу федеральный закон «О государственно-частном партнерстве и муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации», который должен открывать новые возможности для реализации проектов ГЧП в социальной сфере. Тем более государству в кризис все сложнее строить и содержать объекты в одиночку. Однако в спорте должного эффекта пока не наблюдается.

По закону существует только одна форма государственно-частного партнерства в спорте – создание объектов недвижимости. При этом обязательного условия использования типовых проектов нет, а это приводит к существенному удорожанию.

На местах мешает процессу высокий уровень бюрократизма, потому как чиновники боятся принимать решения, не прописанные в инструкциях. Чтобы попасть в проект на основе ГЧП, инвестору необходимо пройти процедуру, занимающую почти 400 дней!

Степени свободы

В соответствии с многочисленными изменениями, которые федеральный закон № 83 от 08.05.2010 внес в бюджетный и гражданский кодексы, в федеральный закон «О некоммерческих организациях» и в другие законодательные акты, государственные спортивные школы и иные учреждения могут быть одного из трех типов.

Казенное учреждение
Работает по традиционной сметной схеме. Исходя из количества учеников, объема необходимых работ и прочего составляет схему расходов. За выделенные из бюджета средства отчитывается. Как правило, такие учреждения занимаются только выполнением требуемых учредителю функций.

Бюджетное учреждение
В отличие от казенного предоставляет государству услуги на основе заключенного договора (заказа). Отказаться от такого задания нельзя, зато полученная с него прибыль не облагается налогом. Кроме того, бюджетное учреждение может зарабатывать на оказании услуг, относящихся к его основным видам деятельности, физическим и юридическим лицам.

Автономное учреждение
Имеет не только учредителя, но и наблюдательный совет, который определяет границы «вольности» организации. Также выполняет государственное задание и может зарабатывать на оказании услуг юридическим и физическим лицам. Но имущество ему передается не в управление, а в собственность. С другой стороны, учредители не отвечают по обязательствам автономной организации.

Кроме того, закон устанавливает слишком высокие требования к экономической эффективности. Из-за этого банковское финансирование становится неприемлемым в связи с высокими процентными ставками, подъемными только для коммерческих проектов.

Есть истории успеха в городах-миллионниках, однако в регионах ситуация иная, и при развитии массового спорта вернуть инвестиции за счет потребителей невозможно – жители просто не потянут экономически обоснованную стоимость аренды.

На одном из круглых столов представитель компании «Норникель» предложил расширить обязательства публичного партнера: частично оплачивать или обеспечивать сбыт услуг, смягчить требования эффективности, предусмотреть льготное кредитование для частных партнеров.

Особо важные подряды

Российский мелкий и средний бизнес в спортивной сфере чувствует себя неуютно. А крупный? Процесс подготовки России к ЧМ-2018 и Кубку конфедераций показывает, что и здесь не все гладко. Общие расходы оцениваются сегодня в 619,67 млрд рублей.

Опыт Олимпиады в Сочи указал на неэффективность модели, при которой бюджетные средства спускались сначала в госкорпорации и госкомпании («Олимпстрой», «РЖД», «Газпром»), а поставщики и подрядчики отбирались на аукционах и конкурсах. Привело это к тому, что за время подготовки к Играм гендиректор «Олимпстроя» менялся четыре раза, а в конкурсах «РЖД» за многомиллиардный контракт участвовала порой одна компания. Приближенная к «РЖД».


Многие клубы и федерации в качестве социальной нагрузки содержат крупные бизнесмены

В подготовке к ЧМ-2018 госкомпании и региональные бюджеты не задействованы. Через оргкомитет процесс полностью контролирует Министерство спорта. Финансирование исключительно федеральное. Большую часть стадионов проектировало ФГУП «Спорт-Ин», также подконтрольное Минспорта.

И даже генподрядчики были назначены в начале 2014 года специальным правительственным распоряжением. История получилась показательной. Как известно, арены в Калининграде и Ростове-на-Дону строит владелец Crocus Group Арас Агаларов, Геннадий Тимченко возводит стадионы в Нижнем Новгороде и Волгограде, владелец компании ПСО «Казань» Равиль Зиганшин готовит к мировому форуму Самару и Саранск, а очередная реконструкция стадиона в Екатеринбурге ведется владельцем ТМК Дмитрием Пумпянским. Подряды маститые компании получили гигантские, однако никто из их боссов не выражал особой радости. Победа в тендере опять же скорее социальная нагрузка, нежели возможность получить прибыль. Стоимость арен только растет, а государство, наоборот, планирует сократить траты. Так что заработать на этих стройках, особенно на фоне кризиса, бизнесменам едва ли удастся. Главное просто построить в срок и не подвести заказчика.

От профи – любителям

За последний год Владимир Путин неоднократно затрагивал тему участия государства и государственных компаний в финансировании спортивной сферы. 11 октября состоялось очередное заседание Совета при Президенте России по развитию физической культуры и спорта, в ходе которого глава государства снова заострил внимание на проблеме.

«Убежден, что финансирование физкультуры и массового спорта нужно увеличивать за счет снижения затрат регионов и компаний с госучастием на профессиональный спорт, – заявил Путин. – О том, что профессионалы могут и должны зарабатывать сами, мы уже не раз говорили».


Заседание Совета при Президенте России по развитию физической культуры и спорта

Президент попросил правительство проанализировать затраты государственных компаний на спорт и внести соответствующие предложения. План по данному вопросу должен быть утвержден до конца 2016 года. Это уже конкретное указание первого лица государства.

Президент четко дал понять, чего он ждет: перевода профессиональных спортсменов и клубов на самоокупаемость. Вот только большинство из них (особенно в регионах) сидят на бюджетной игле, и альтернативы ей просто нет. И даже если меры правительства не будут резкими, то о покупках бюджетными клубами дорогостоящих легионеров в любом случае стоит забыть.

Текст: Филипп Папенков
Фото: kremlin.ru, er.ru, minsport.gov.ru

Материал из журнала «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» №27 Ноябрь 2016

 

 

Похожие статьи





Стадиону в Санкт-Петербурге требуется еще ₽1,5-2 млрд
Стадиону в Санкт-Петербурге требуется еще ₽1,5-2 млрд

О необходимости дополнительных трат для адаптации к чемпионату мира рассказал Виталий Мутко