ГЧП шагает по России

ГЧП шагает по России

Государственно-частное партнерство становится все более популярной формой создания новых спортивных объектов. При этом сам механизм продолжает активно совершенствоваться и видоизменяться. Но его основные преимущества и особенности рынком уже поняты и приняты. Оценить их можно по статье, впервые опубликованной в журнале «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» в декабре 2018 года. А в ближайшее время мы обязательно вернемся к этой теме более детально.

 

В чем заключается привлекательность схем государственно-частного (муниципально-частного) партнерства? Прежде всего, сотрудничество государства и бизнеса отличается гибкостью взаимоотношений сторон: власти выполняют социальную функцию, а частный инвестор извлекает прибыль. В идеале стороны должны только помогать друг другу. О росте популярности схем ГЧП активно заговорили с самых высоких трибун после майских указов президента страны. К концу года можно подвести некоторые итоги или хотя бы обозначить видимые тренды. 

По статистике, в развитых странах на спорт тратится до 2% ВВП. В России – лишь 0,1%. В существующих экономических и политических условиях увеличить объемы финансирования массового российского спорта нереально, особенно после глобальных событий уровня Олимпиады и футбольного чемпионата мира, проведение которых значительно облегчило государственную казну. Президент страны официально объявил о том, что государственно-частное партнерство рассматривается в качестве приоритетной формы финансирования спорта на ближайшие годы. Министерство спорта из статуса бюджетного спонсора проектов спортивного строительства переходит в категорию соинвесторов, а основные финансовые затраты предполагается возложить на частный бизнес. Так ситуация видится в идеале.

 

Господдержка

Каждая из сторон ГЧП в спорте получает свои права и обязательства. Государство выделяет бизнесу земельные участки на безвозмездной основе и без проведения тендера. Например, средний ФОК занимает площадь 100 × 70 м, бюджет его строительства – около ₽300 млн, а расходы по эксплуатации в течение 10 лет – не менее ₽500 млн. Понятно, что такой объект нужно передавать в частные руки. Инвестор с удовольствием его построит, а бюджет даже с учетом снижения налогового бремени получит за те же 10 лет около ₽150 млн. В итоге государство может смело отчитываться о выполнении социальной функции и пропаганде здорового образа жизни. Как показывает практика, бизнесмен всегда тонко чувствует рынок и не установит расценки на услуги нового ФОКа выше, чем реально может себе позволить местное население.

Еще одна обязанность государства – подведение к стройплощадке инженерных, электрических и других сетей, однако этот процесс пока не систематизирован. Между тем, средний ледовый каток потребляет 500 кВт и более.

Следующее обязательство государства в рамках ГЧП – освобождение от налога на имущество (2%) и налога на прибыль (до 13%). В отличие от коммерческой и жилой недвижимости спортивный проект окупается значительно медленнее, поэтому для инвестора налоги очень существенны. При этом большинство перечисленных преференций со стороны государства производится на местном (региональном и муниципальном) уровне. Опыт многих стран показывает, что в рамках ГЧП в спорте инвесторам еще субсидируют кредитную ставку. В России упростили эту схему: приняли решение о выдаче разовых субсидий (от ₽30 до ₽50 млн на проект).

Помимо налоговых льгот и субсидий участие государства может быть выражено также в строительстве подъездных путей и модернизации прилегающих объектов социально-культурного и бытового назначения, – отмечает депутат Госдумы Дмитрий Свищев. – В качестве внебюджетного финансирования строительства и реконструкции спортивных сооружений растет популярность секьюритизации, когда спортивные клубы продают часть своей будущей выручки от спонсорской рекламы и продажи прав на наименование стадиона с целью инвестирования полученных средств в создание спортивной инфраструктуры».

 

Ответ бизнеса

Инвестора в ГЧП привлекают гарантии, которые он склонен видеть в государстве и иных публично-правовых образованиях, а чиновникам в первую очередь интересна готовность частного бизнеса рисковать собственными средствами. Проекты с использованием механизмов ГЧП обычно стоят дороже, чем те, что создаются по госзаказам, хотя разница не критична. Главная миссия инвесторов – привлечение дополнительных финансовых ресурсов, стимулирование экономики проекта при снижении расходов на стадии строительства и последующей эксплуатации объекта.

Примерно в половине российских регионов всерьез заинтересовались возможностями развития бизнеса в спортивной индустрии с использованием схем ГЧП, об этом было официально заявлено на форуме «Россия – спортивная держава» в Ульяновске. Частные финансирование строительства и последующая эксплуатация спортсооружений рассматриваются на самом высоком уровне. В частности, в рамках федеральной целевой программы принята отдельная подпрограмма поддержки государственно-частного партнерства. По мнению министра спорта Российской Федерации Павла Колобкова, реализация проектов ГЧП в спорте позволит выполнить поручение президента страны вовлечь 55% граждан России в спорт к 2024 году.

«Более того, без государственно-частного партнерства выполнить это поручение будет попросту невозможно, – отметил Колобков. – Международный опыт показывает, что ГЧП позволяет экономить от 15% до 20% государственных расходов на спорт. В 2010 году у нас было всего 10 проектов ГЧП во всей экономике, за восемь лет эта цифра увеличилась кратно. Сейчас в России уже около 2,5 тыс. проектов ГЧП. И определенная их доля приходится именно на спортивную индустрию».

Согласно данным Национального центра ГЧП на конец 2017 года, существовало 2489 проектов общей стоимостью ₽1340 млрд. Из них на социальную сферу приходится 368 проектов (15%). На физическую культуру и спорт – 59, то есть 2% от общего числа и более 16% от числа проектов в социальной сфере.


На декабрь 2018 года

 

Выбор объекта

Представители разных видов спорта пытаются выяснить, какие именно типы спортсооружений более всего привлекательны с точки зрения ГЧП. Футбольные чиновники, например, уверены, что это стадионы. «Для модернизации материально-технической базы футбола в городах необходимо использовать инструменты государственно-частного партнерства, – отмечается в опубликованной Российским футбольным союзом „Стратегии развития футбола в Российской Федерации до 2020 года“. – К примеру, в рамках схемы ГЧП город, желающий участвовать в программе, выделяет для строительства стадиона земельный участок и финансирует подведение к нему всех коммуникаций. Федеральные и региональные органы власти предоставляют частным инвесторам льготы (по налогам на прибыль, землю и имущество), кредиты и гарантии, а также софинансируют строительство».

Со своей стороны, министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Владимир Якушев считает лучшей практикой ГЧП в области спорта строительство небольших спортивных залов и бассейнов. «Будем говорить о тех спонсорах, которые живут на территории субъекта и хотят, чтобы местный спорт развивался, – отмечает он. – Как правило, это небольшие бассейны, небольшие ледовые арены и мини-футбольные поля. Но часто бывает, что инвесторы инфраструктуру создают, а содержать ее потом не могут, и здесь без муниципального заказа не обойтись. На мой взгляд, полноценные проекты ГЧП в области спорта возможны лишь в крупных городах с населением от 500 тыс. человек. В более мелких населенных пунктах рано или поздно понадобятся бюджетные вливания».

 

Форматы

Выбор формата ГЧП для реализации проекта зависит от таких факторов, как степень защиты прав инвесторов, перспективы возвратности инвестиций, уровень проработанности законодательной базы и политические риски. Долгое время основной формой государственно-частного партнерства в России была концессия BTO (Build – Transfer – Operate, Строительство – Передача – Эксплуатация). Но в последнее время набирают популярность более привлекательные для инвесторов формы BOOT (Build – Own – Operate – Transfer, Строительство – Владение – Эксплуатация – Передача), BOO (Build – Own – Operate, Строительство – Владение – Эксплуатация), BOT (Build – Own – Transfer, Строительство – Владение – Передача).

Внедрение в российскую практику контрактов жизненного цикла стимулирует такие формы ГЧП, как DBFO (Design – Build – Finance – Operate, Проектирование – Строительство – Финансирование – Эксплуатация) и DBFM (Design – Build – Finance – Maintain, Проектирование – Строительство – Финансирование – Обслуживание).

Форматы концессионного соглашения и государственно-частного партнерства во многом схожи. Основная разница в том, что по концессии право собственности на построенный объект остается у государства, а в ГЧП, напротив, частный партнер становится собственником. Другим значимым отличием является необходимость концессионера осуществлять целевую эксплуатацию. По соглашению о ГЧП необходимым минимумом является техническое содержание объекта. Зато в случае государственно-частного партнерства требуется доказывать преимущество такой формы реализации проекта перед госзакупкой.

Выбор формата определяется самостоятельно участниками проекта в зависимости от его коммерческой модели, структуры финансирования и механизма возврата инвестиций. Практики заключения концессионных соглашений в России значительно больше, однако в 2018 году уже были заключены и первые соглашения о муниципально-частном партнерстве.


Текст: Артем Артамоненков

Материал из журнала «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» №4 (36) декабрь 2018


Похожие статьи