"Карфаген должен быть разрушен, стадионы — построены"

В конце сентября чемпионат мира по футболу 2018 года, который пройдет в России, стал принимать конкретные очертания. Международная федерация футбола (FIFA) отобрала 11 городов, которые примут матчи турнира. О ходе подготовки к чемпионату генеральный директор оргкомитета первенства рассказал Алексей Сорокин  в интервью "Ъ".

Критерии выбора городов

 Российская сторона готовила всю информацию для FIFA, собирала все, скажем так, технические данные не только с помощью не только региональных властей, но и федеральных ведомств, например Росстата. Была использована вся совокупность данных, для того чтобы правильно оценить регионы. Оценивались они по пяти критериям, которые, в свою очередь, делились на массу субкритериев. Параллельно с этим в каждом городе специальная комиссия проводила инспекцию. Конечно, основу этой комиссии составляли специалисты FIFA, и представители оргкомитета "Россия 2018". И затем по итогам этой работы был создан технический отчет, предоставленный FIFA. Ну а дальше Международная федерация исполнила свою прерогативу по окончательному отбору городов из списка кандидатов. С тем, что это сделает FIFA, мы согласились еще на этапе подачи заявки, это записано во всех фундаментальных документах. 

Количество городов и стадионов

Главное условие FIFA -  количество стадионов, которых должно быть двенадцать. Так что с городами были возможны комбинации. Но летом мы получили письмо от FIFA, в котором нас очень вежливо попросили предусмотреть в Москве не больше двух стадионов. Из-за этого сразу возникла нынешняя конфигурация. 

Три стадиона, это слишком серьезное обременение для московской инфраструктуры. Даже такой большой город, как Москва, может испытывать определенные сложности с таким потоком болельщиков. Каждый стадион чемпионата мира принимает матчи в среднем раз в четыре дня. Если в городе три стадиона, соответственно, в нем практически ежедневно играется матч. Получается огромная нагрузка на аэропорты, гостиницы. А на Москву во время первенства она и так ляжет колоссальная, даже если не учитывать собственно игры. Концепцией предусмотрено и проведение в столице конгресса FIFA, и жеребьевки финальной части. Да и вообще, Москва — это такой опорный транспортный центр для дальнейшего перемещения болельщиков. У нас не все города связаны друг с другом. 

Динамо VS. Спартак  

Я уверен, что это будет хороший современный стадион. По согласованию с властями Москвы был сделан просто более надежный выбор. У стадионов очень разные стадии готовности. В случае со "Спартаком" мы уже видим очертания арены. "ВТБ Арена" же существует в режиме проекта, находится в начальной стадии работ по демонтажу старого стадиона. Мы не могли рисковать. 
   
Два не последних клуба премьер-лиги не получат федеральных денег на стадионы
 
Основную роль сыграла близость к Краснодару Сочи. Два города в одном регионе — это концептуально, что ли, не подходило FIFA... Вообще, выбор городов можно производить по многим принципам. Мы все их анализировали, обсуждали. Можно применить простой финансово-экономический принцип. Можно следовать чисто футбольному. Можно — культурно-социальному. Говорить о делении на "плохие" и "хорошие" города в данном случае абсурдно. Тем более абсолютно надежных городов у нас не так уж много. 
 
Концепция заключается в том, чтобы чемпионат охватил разные регионы, отразил культурное многообразие нашей страны. В той конфигурации, что возникла, оно, согласитесь, отражено. У нас представлены запад России, Татарстан, Дон, Поволжье, Урал, даже субтропики благодаря Сочи. Мы еще на этапе заявки говорили, что хотим показать всю Россию, организовать чемпионат мира от души — от многообразной, многонациональной и мультикультурной российской души. Вот, по сути, мы к этому и пришли.   

Транспортная доступность — это не только самолеты

Здесь важно соотношение между затратами и пользой для граждан. Конечно, ни в коем случае нельзя строить высокоскоростные железные дороги только ради чемпионата мира. Чемпионат — это в конце концов 30 дней. Это не повод идти на экстремальные инвестиции. Все решения должны быть обоснованными, взвешенными. Даже FIFA призывает нас ничего не строить эксклюзивно для чемпионата мира. "Не стройте ничего, что вам не понадобится впредь",— говорят нам наши коллеги. Если после чемпионата останутся объекты, которые не будут использоваться, это и самой FIFA нанесет имиджевый ущерб. Им же будут пенять, что они стимулировали создание убыточного предприятия. Поэтому там, где не надо строить большой аэропорт, будем строить временный терминал. Где не надо какую-то спортивную инфраструктуру — построим временную. Но, конечно, это все не относится к стадионам. У нас нет сомнений, что все они будут востребованы.   

Управляющая компания   

Этот вопрос сейчас интенсивно обсуждается. У нас существует несколько вариантов. Можно отталкиваться от классификаторов. Первый классификатор — это централизованный, децентрализованный. Пример централизованного — Сочи, пример децентрализованного — Казань, которая примет универсиаду в 2013 году. Второй классификатор — это разбивка по федеральным ведомствам. То есть может появиться целевая программа, которую ведомства будут выполнять. Есть и другой вариант — выбрать одно ведомство и назначить его ответственным. Наконец, есть лондонский способ, примененный при подготовке к Олимпиаде, когда федеральное ведомство образует некую структуру, агентство, как угодно его назовите, и уже оно дальше выбирает профессиональных управленцев, выбирает способ реализации программы.   

Количество инвестиций
 
Тут механизм понятный. Для начала собираются заявки от регионов, в которых они обрисовывают свои потребности. А дальше специалисты, как скульпторы, изымают все лишнее, и остается только то, что действительно нужно. Конечно, чемпионат может стоить и больше 600 млрд руб. Но если говорить об оптимальном сценарии, то цена именно такова. 
 
Если говорить о максимальных инвестициях, то это больше 1 трлн. Там нет предела совершенству. Могу вам рассказать о том, что от регионов поступили заявки, например, на мусоросжигательные заводы. Можно ли организовать чемпионат мира без мусоросжигательного завода? Можно. Но будет ли город лучше с мусоросжигательным заводом? Конечно, будет. Далее — вопросы благоустройства города. Можно благоустроить только протокольные маршруты, а можно — весь город.    Или стадионы... Много говорят, например, об арене на Крестовском острове в Санкт-Петербурге. Да, она дорогая. Но там просто реализуются достаточно сложные технические решения — выдвигающееся поле и раздвигающаяся крыша. Это все существенное удорожание. И дело не в том, на что намекают некоторые люди, недовольные затратами. Это просто дорогой стадион, и все. А для меня, как организатора, важно, чтобы были качественные стадионы. То есть Карфаген должен быть разрушен, стадионы должны быть построены. Цена — вопрос другой. 
 
Кстати, и результаты исследования общественного мнения, которое по нашей просьбе недавно провел ВЦИОМ, говорят о том, что главные плюсы от проведения чемпионата мира жители страны видят как раз в появлении новой инфраструктуры. Более половины всех опрошенных — 53% — ждут возведения новых спортивных объектов. 29% респондентов уверены, что турнир оставит после себя новые дороги, аэропорты и гостиницы. Улучшения благоустройства городов ждут 26% россиян. 
 
Закон  о чемпионате мира  

Обязательно будет закон об организации чемпионата мира. Это фактически было нашим обязательством еще до принятия решения исполкомом FIFA. Закон — это адаптация местного законодательства под гарантии, выданные на заявочном этапе. Речь о гарантиях и освобождения от налогообложения, и безопасности, и банковских операций, и многих других. 
  
Функции Оргкомитета 
 
В отличие от оргкомитета Олимпиады, который сам в существенной мере формирует свой бюджет, подписывая контракты с партнерами, мы финансируемся FIFA и являемся ее представителями в России, ответственными за проведение чемпионата мира. 
 
Мы не можем кого-то заставить что-то сделать. Мы можем лишь поставить заинтересованное ведомство в известность о том, что при условии вот таких запланированных инвестиций такой-то объект в срок построен быть не может. Некоторое время назад нам рассказывали об одном объекте, обещали, что за три года в чистом поле все построят. А представитель FIFA послушал и сказал: "Вы знаете, нет таких сил на планете, которые помогут вам уложиться в три года. Поэтому либо пересматривайте сроки, либо не надо нам сказки рассказывать". А сроки жесткие. 
 
Сроки

Мы по всем соглашениям должны сдать стадионы в мае 2017 года. А те, которые будут использоваться на Кубке конфедераций,— в мае 2016-го. Все потому, что FIFA просит за год до начала турнира провести тестовые матчи, посмотреть, как работают различные системы. В общем, обкатать стадионы.   

Реконструкция Лужников
 
Окончательного проекта нет. Мы надеемся, что к чемпионату мира на стадионе не будет беговых дорожек. FIFA не очень их жалует, так как они мешают зрителям. А московские власти говорят, что в столице появится отдельный легкоатлетический стадион. 
 
Волонтеры

У нас гигантское преимущество, у нас к тому времени, как потребуются волонтеры (а нам нужно более 20 тыс. человек), они уже два раза будут протестированы — в Сочи и в Казани. Поэтому думаю, что на чемпионате мира мы будем использовать лучшие практики предыдущих крупных соревнований и откажемся от каких-то моментов, которые не сработали. Вот и все.   

Роль РФС
 
РФС — это наш учредитель. Мы учреждены правительством РФ и Российским футбольным союзом. Но оргкомитет все-таки отдельная структура. Конечно, представители РФС входят во все наши управляющие органы. Мы вместе принимаем участие во всех мероприятиях. Они знают, что у нас происходит, мы всегда их приглашаем на свои заседания. Они нас приглашают на свои. Но в каждодневной деятельности у нас разные задачи, разные функции. И поэтому постоянной координации нет, она просто избыточна. 

Футбольный бум  

Футбольный бум возникает в каждой стране, которая организует чемпионат мира. Это факт, подтвержденный статистикой. Вопрос лишь в том, каков будет его масштаб. У нас, между прочим, если не бум, то маленький "бумчик" был зафиксирован уже вскоре после того, как мы выиграли конкурс за право принять турнир. 
 
Немного выросла посещаемость матчей. А главное, увеличилось количество детей, которых стали записывать в футбольные школы. Причем такая картина наблюдалась во всех регионах. С чем это связано? Может быть, с надеждами, что ребенок сыграет на чемпионате. А может, просто с тем, что все поняли: футбольная инфраструктура будет приведена в порядок, можно будет заниматься футболом — на всех хватит стадионов, тренировочных полей. А еще поняли, что на футболе теперь будет комфортно. Я убежден, что на красивый современный стадион придет больше людей, чем на старый. Там можно поесть, отдохнуть, не стоять в очереди в туалет, там хорошо видно поле, там можно рассмотреть мимику игрока, а не пытаться разглядеть, что происходит, с дистанции 200 м. На такой стадион можно пойти всей семьей, потому что там организовано обеспечение безопасности и не нужно бояться, что на тебя вдруг обвалится какая-нибудь трибуна. В общем, футбол в странах, принимающих чемпионат мира, неизбежно подтягивается.