Интвервью с Мутко: о работе в госорганах для молодых специалистов и о многом другом (2010 год)

Интвервью с Мутко: о работе в госорганах для молодых специалистов и о многом другом (2010 год)
На совместной «Прямой линии» «Советского спорта» и «Комсомольской правды»  в 2010  году побывал министр спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации Виталий Мутко. В течение двух часов он отвечал на вопросы читателей и журналистов газеты, а также пользователей сайта Sovsport.ru и слушателей радио «Комсомольская правда».  

Какова вероятность устроиться в государственные органы молодому специалисту в области организации спорта на хорошую зарплату?

Это достаточно просто. Даже сейчас в Министерстве спорта проводится конкурс, вы можете зайти на наш сайт и узнать о вакансиях. Требуются руководители – замдиректора департамента по организации работы и выработке государственной политики в спорте, по летним видам спорта. Требуется ряд начальников отделов по вопросам организации деятельности и развития летних, зимних видов спорта.

Что касается хорошей заработной платы, я вам так скажу: сегодня зарплата в органах власти в среднем 30–35 тысяч рублей. С выслугой вы можете получать до 50, может быть, до 60 тысяч. К тому же сейчас у нас можно получить субсидию на жилье. Но для этого нужно отработать не менее пяти лет на государственной службе и не менее двух лет в министерстве.

Скажите, как добропорядочному человеку без связей стать министром?

А вы на меня посмотрите и поймете. Какие у меня связи? Я в 13 лет приехал в Питер. Рубашку продал и приехал. Поступил в ПТУ, закончил его. Потом начал расти, работать. Стал заведующим отделом, секретарем исполкома. Отработал главой администрации Кировского района. Никто за мной никогда не стоял. Чтобы стать кем-то, надо, мне кажется, просто любить то, что ты делаешь, искренне этим заниматься, иметь цель. И все будет нормально.

Но у нас министры живут не как в Европе, в мире. Там министры кайфуют, а мы отвечаем за все. Поэтому, между нами говоря, я бы не советовал идти в министры. Это антижизнь. Все мы плохие: откроешь газету – жулик, вор, коррупционер – чего только не навешают. Если вы не боитесь с этим жить, доказывать, то милости просим к нам.

  То есть вы не боитесь конкуренции?

  Не боюсь! Пожалуйста, вперед, я вас только поддержу. Если появится кто-то умнее, талантливее, кто знает дело лучше, я завтра встану и уйду. Я не держусь за эту должность. Я люблю эту работу, понимаю, что нужно делать. И мне сейчас это нравится, я этим с удовольствием занимаюсь.

  «НА БАЗЕ ТЯЖЕЛОАТЛЕТОВ СТАЛО СТЫДНО»

  Возможно ли поднять престиж тяжелой атлетики как внутри России, так и в мире? Очевидна тенденция угасания популярности в нашей стране этого вида спорта.

  И можно, и нужно. И мы это делаем. Я не совсем согласен с тем, что тяжелая атлетика у нас сейчас в упадке. Наоборот, мне кажется, что мы начинаем возвращать былые традиции. Связано это с серьезным подходом, который мы сейчас будем применять ко всем видам спорта и к тяжелой атлетике в частности. В тяжелой атлетике долгое время президентом федерации был Николай Николаевич Пархоменко, светлая ему память. В последние годы он болел, и поэтому там не было управления. В эту федерацию внедрились «товарищи», которые вместо системы подготовки привнесли туда системный подход, связанный с применением запрещенных препаратов, допинга. И мы эту проблему не отследили. Пошли дисквалификации, громкие скандалы и прочее. Сейчас исправляем ситуацию. Могу сказать, что и к Лондону у нас неплохая перспектива. Как минимум в трех-четырех категориях поборемся за золото.

  Это вы про тяжелую атлетику как-то рассказывали, что в Подольске подкармливали спортсменов чуть ли не батоном хлеба? 

   Ну да. Если бы вы были на этой базе, вам тоже было бы стыдно. Я тогда сказал, что последний год наши спортсмены там готовятся: ни питания, ни организации, ни реабилитации. Тяжелоатлеты – большие, сильные мужчины и женщины, и, конечно, им нужно соответствующее питание, восстановление. При этом они – очень скромный народ. Вот они, борцы, боксеры, люди совершенно неприхотливые. Всегда говорят: спасибо, все у нас хорошо. А за что спасибо? Но теперь будем их поддерживать. Всё в наших руках!

  «ФЕДЕРАЦИИ ВЕДУТ СТРАУСИНУЮ ПОЛИТИКУ»

  Виталий Леонтьевич, вы много говорите о развитии детско-юношеского спорта. А почему тогда у нас даже не предпринимаются никакие попытки, чтобы по телевидению транслировался наш спорт? Остался один только бесплатный телеканал, и то он переименован из «Спорта» в «Россию2» и по нему теперь показывают художественные фильмы, рыбалку. В результате спорт можно посмотреть только на «НТВ+».

  Хороший вопрос. У каждого телевизионного канала своя политика. Поверьте, не так просто государству вмешаться и сказать: транслируй это или это. Если ты даже что-то хочешь попросить, ты за это должен заплатить. С другой стороны, надо иметь в виду, что каждая лига, каждая федерация – сама обладатель прав на трансляцию соревнований. Естественно, она пытается что-то заработать, продать права подороже. Получается федерации ведут такую страусиную политику: мне лишь бы доход, а заниматься продвижением своего вида спорта не хотят. Это второе.

  И третье. Мы просто так это не созерцаем. И я могу вас заверить, что и фильмы, которые там идут, и новости меня тоже не радуют. Будем считать, что это некий резерв для возврата на «Россию 2» футбола в новом сезоне. Сейчас идут серьезные переговоры о том, чтобы ВГТРК и канал «Россия 2» получили футбол (устар. правка редактора). Не исключаю, что мы сделаем маленькую интервенцию государственных денег, чтобы люди могли видеть и футбол, и другие виды спорта. Мне бы хотелось, чтобы смотрели баскетбол. Мы создали национальную баскетбольную лигу, а интереса к ней нет. А, допустим, Лигу ВТБ, потому что она коммерческая, показывают.

  Сейчас идет чемпионат России по фигурному катанию в Мордовии. Там уже можно увидеть тех, кто будет готовиться к Сочи. Я бы очень хотел, чтобы этот турнир показали. Чтобы показали чемпионаты России по шорт-треку, конькобежному спорту, «Красногорскую лыжню». Будем делать все, что возможно. Канал «Россия 2» был определен как спортивный, выиграл конкурс как спортивный канал. Хочется, чтобы он таким и оставался.

  Я живу в Самарской области, и мне будет очень неприятно, если мой город не попадет в число тех, где будут проходить матчи ЧМ-2018.

  Ну почему не попадет? Самара попала. Это футбольный центр, красивый город. Мы поможем в реконструкции аэропорта, транспортной инфраструктуры, гостиниц. И, конечно, построим современный стадион. Я думаю, в Самаре стадион будет где-то на 40–45 тысяч. У вас всегда любили футбол. Помню, как приезжал с «Зенитом» и вы нас там всегда возюкали. Хорошая команда у вас всегда была. И пиво у вас хорошее есть, – смеется Мутко.

  Стадионы, конечно, будем с разумом строить, – продолжает министр. – Те арены, где есть большая перспектива и посещаемость, будут вмещать 40–43 тысячи. Где нет перспективы – допустим, в Ярославле, Мордовии, Калининграде – будем строить вместимостью 25–28 тысяч с возможностью достройки и последующего демонтажа.

  Во второй части беседы Виталий Мутко отвечал на вопросы журналистов. Мы подобрали 12 обложек «Советского спорта»-2010 и предложили министру освежить в памяти главные события года. 

  Президент РФС Сергей Фурсенко в сентябре обещал довести до конца дело о договорных матчах, а одно из самых громких его деяний – переход на систему «осень–весна». Вчера он был у нас в гостях («Прямая линия» с Сергеем Фурсенко во вчерашнем номере «Советского спорта». – Прим. ред.), сказал, что вы работаете в связке. Как вы относитесь к его решениям?   Федерация вне зависимости от вида спорта – это общественная организация. Она должна быть открытой и публичной. И каждое свое действие и решение должна обсуждать с участниками процесса. Если участники хотят играть по системе «осень–весна», ради бога.

  А у вас есть уверенность, что они этого хотят?

  Законодательство не дает мне право вызвать президента федерации и заявить ему условно: «Не переходите на систему «осень–весна». Они сами приняли такое решение. Но все равно в России нельзя играть в футбол, кроме как с середины марта до середины ноября. Нравится это или нет, но это просто невозможно. Мы были на шестом месте в мировом рейтинге, у нас шесть клубов играли в еврокубках. И выигрывали еврокубки, играя во внутреннем чемпионате по системе «весна–осень». И ничего не мешало. Скажите, зачем клубу из условного Благовещенска делать перерыв на месяц летом?

  Март-апрель. Все под впечатлением от ванкуверских результатов. Вам пришлось выдержать большое давление. Дальше были неутешительные результаты молодежных чемпионатов мира, допинг-скандал с лыжницей Лилией Степановой. Мы перевели программу «Завладей подиумом» на русский язык. Вопрос такой: у нас есть сейчас такая программа?

   Да, у нас есть такая программа. Скоро появится ее вариант для печати. Она принята, подписана. Мы начали по ней готовиться. Но что нужно для того, чтобы победил спортсмен – что в России, что в Канаде. В первую очередь нужны люди. Мы провели анализ состояния в каждом виде спорта и сделали двойной состав сборных. Через два года будет отобран боевой состав, который и будет готовиться к Сочи. В тех видах спорта, где нам требуется усиление, проводится точечная натурализация – например, чемпионкой России в паре с Максимом Траньковым стала украинка Татьяна Волосожар. Такая же история в керлинге, шорт-треке, возможно, горных лыжах.

  А кто отвечает за реализацию этой программы?

  Штаб во главе с заместителем министра спорта Юрием Нагорных. Он курирует исключительно зимние виды спорта. Цель программы – подготовить сборную к Сочи. Но есть и другая цель – заложить систему для будущих чемпионов. Вы знаете, что мы расписали каждому региону от 5 до 7 видов спорта, за которые они будут нести отныне ответственность.
  Ключевым вопросом будет научное сопровождение. Эту проблему мы запустили. Еще одна серьезная проблема – медико-биологическое обеспечение. На долгие годы мы спортивную медицину просто потеряли. Допинговые скандалы – следствие того, что мы нормальной медико-биологической работы не вели и спортсмен остался со своим тренером один на один. Но мы проделали огромную работу, создали национальную ассоциацию РУСАДА, укомплектовали собственную лабораторию, в 2012 году построим новую современнейшую лабораторию.

  В мае в баскетболе произошел грандиозный судейский скандал, по итогам которого президент РФБ Сергей Чернов остался на своем посту. Сейчас, однако, в федерации баскетбола произошли изменения. Выберется ли наш баскетбол из затяжного кризиса?

Конечно, выберется. Баскетбол – один из самых популярных видов спорта в стране. В баскетболе был ряд ошибочных решений. Например, за развитие вида спорта выдавались победы ЦСКА в Европе, а это неправильно. Эти победы нас отбрасывали назад. Можно купить пять звездных игроков и громить всех, но это не развивает вид спорта.

  Вы общались с новым президентом РФБ Александром Красненковым?

  Конечно. Мы обозначили ряд принципиальных позиций, что бы мы хотели иметь от федерации баскетбола. Во-первых, приоритет при составлении календаря должен быть у сборных. Во-вторых, нужно поддерживать российских спортсменов. Также надо поддерживать создание национальной баскетбольной лиги, а не идти на поводу у коммерческих структур.

  Далее – заявление Сергея Степашина о работе Счетной палаты после Олимпиады в Ванкувере. Много было шума – выяснилось, что все нарушения неправда?

  Счетная палата проделала огромную работу. Мы получили серьезный большой акт, было очень много конструктивных замечаний, которые мы учли. Зато теперь у нас есть отдельная строчка в бюджете.

  Но этот акт был отправлен в следственный комитет России. Когда говорят, «кошмарят» бизнес, я отвечаю: а органы государственной власти у нас не «кошмарят»? Некоторых руководителей департаментов и центров по 27 раз вызывали на допросы. Производили выемку документов. Что в сухом остатке? Два уголовных дела за деяния 2006 и 2007 годов. Никакого отношения к ванкуверской Олимпиаде они не имеют. Конечно, проиграл – получи, но российский спорт такого отношения не заслужил. Он не коррумпирован и не разрушен.

  В августе вы сами попали на обложку «Советского спорта» вместе с юными торпедовцами. Какова сейчас судьба этой футбольной школы?

  Теперь она будет государственной школой. Ее сохранит Москомспорт. А вот стадион перешел в частную собственность. Завершает год декабрьская обложка, посвященная победе России в споре за чемпионат мира-2018.

Кто же все-таки принял решение, что на презентации нашей заявки вы будете говорить по-английски?


  Я сам. Кто же мог принять это решение, кроме меня?

  Видите ли вы Андрея Аршавина лет через 20 во главе РФС?

  Я всегда субъективен, когда мне задают вопрос про футболистов… Я – вижу. Андрей – человек с хорошим интеллектом, знаниями, кругозором. Первый контракт я подписывал с ним в Испании. Он мне задал вопрос – решите вопрос с моим личным тренером. Потом спросил, что это за экипировка у нас такая – «Диадора». То есть, он только пришел в команду – и уже начал говорить о клубной системе, дисциплине, внимании. Он умеет отстаивать вопросы, и не случайно мы его включили в заявочную команду на презентацию. В российском футболе есть талантливые, интересные люди – Андрей Тихонов, Дима Хохлов. Хотелось бы, чтобы они приходили в управление клубами и футболом.