Сергей Чобан: "Если не делать того, что тебе нравится, тогда непонятно, что вообще делать"

Сергей Чобан:

С чего все началось

Моих родителей, к сожалению, уже нет с нами. Жили мы в Ленинграде. Отец был физиком-теоретиком, профессором ленинградского политехнического института (сейчас это университет), мама работала там же инженером. В общем, обычная семья научных работников.

Рисованию я учился в средней художественной школе для детей имени Иогансона, которая находилась рядом с домом двоюродной бабушки. Это она отнесла туда мои работы, и меня приняли. Там я занимался 8 лет, потом поступил в институт им. Репина Академии художеств СССР на архитектурный факультет. У нас в семье никто не был связан с зодчеством или живописью, хотя и мама, и папа очень хорошо рисовали и вообще были очень одаренными людьми. Родители к моему выбору отнеслись с пониманием – у нас были доверительные отношения.

Первый опыт

После института я попал к Вениамину Борисовичу Фабрицкому, талантливому архитектору, построившему в свое время киноконцертный зал в детском лагере «Орленок». В то время распределиться после вуза было довольно сложно, а я неплохо учился и еще в процессе учебы начал работать у Фабрицкого, а потом оказался у него в мастерской.

Мы с ним занимались проектами для города Тырныауз в Кабардино-Балкарии. Там находился знаменитый на весь Союз горно-металлургический комбинат, где добывали вольфрам и молибден, может, он и сейчас есть, и для него нам надо было построить общественный центр (спортивно-развлекательный комплекс).

Для меня, конечно, процесс набора опыта всегда оказывался непростым, были и ошибки, и просчеты. Помню, у Вениамина Борисовича приходилось заниматься рабочей документацией и сопровождением конструкторов, инженеров, подрядчиков. Мы тогда уже вплотную начали реализовывать проект общественного центра. Потом это, к сожалению, заглохло, хотя какие-то шаги уже были сделаны: купола планировали собрать из деревянных конструкций, клееных (тогда это был один из первых опытов в России: мы работали с комбинатом в Ленинграде, привлекли очень талантливого конструктора – Петра Филипповича Панфилова).

Первые заработанные деньги…

В нашем институте была возможность подработать: у нас имелся студенческий художественный фонд, где ребята могли оформить заказ, если они его находили, и получить за него оплату. Я, например, делал оформление интерьеров для финансово-экономического института. Это была моя первая работа, которую сначала принимали профессора, и только потом мог оценить заказчик и выплатить деньги (расценки были фиксированные). 

Мое становление как профессионала

В моем становлении как специалиста и профессионала огромную роль сыграли институтские преподаватели – профессора Сергей Борисович Сперанский и Юлиан Степанович Волонсевич, ведущие ленинградские архитекторы, создававшие в свое время облик города (ансамбль площади Победы и др.). Работа после института с В. Б. Фабрицким и вся моя деятельность в Ленинграде до отъезда за границу, конечно, сформировала начальный интерес к профессии, отношение к материалу, любовь к деталям, фактуре, силуэту.

Поворотным пунктом для моего профессионального роста стал мой отъезд в 1991 году на Запад, в Германию: немецкая школа проектирования очень сильная и чрезвычайно организует архитекторов, потому что это не просто абстрактное рисование, а все-таки весьма сознательное соотнесение архитектуры и функции, внешнего и внутреннего. Немецкий я выучил быстро, ведь мне было 29 лет, и у меня имелся огромный энтузиазм, большой интерес к жизни и к своей работе. При этом, надо заметить, архитектурный рынок Германии в то время из-за объединения страны был очень мощный. Первые пять лет я жил в Гамбурге, а потом в 1996 году переехал в Берлин и живу здесь уже 17-й год. Первый раз в Германию я попал практически случайно, но зато познакомился там с архитекторами, с которыми работаю до сих пор.

В принципе я никогда не планировал навсегда покидать Россию, хотел трудиться и там, и тут. В конце 2002 года Александр Асадов порекомендовал меня для участия в конкурсе «Башня Федерации», но, поскольку опыта проектирования высотных зданий у меня не было, я предложил Петеру Швегеру делать этот проект совместно. И мы с ним победили! Поэтому с 2003 года в связи с этой работой я регулярно приезжал в Россию, а потом заметил, что и у нас архитектура 2000-х стала активно развиваться в близком мне направлении: начали строиться дома, например, на Остоженке, где проявился интерес к деталям, декору. Мне показалось, что можно продолжить работу в России.

И в 2006 году мы с Сергеем Кузнецовым создали совместную фирму: у меня и у него были небольшие офисы, и мы объединили наши усилия.

Когда Сергей стал главным архитектором города, конечно, нагрузка выросла. Однако я чувствую себя уверенно. За время нашего сотрудничества у нас подобралась профессиональная команда: 7 руководителей мастерских. Какие-то из них специализируются на интерьерах, какие-то – на спортивных сооружениях, но по большей части все могут делать любую работу.

Проекты в области спорта

У нас успешно реализован проект «Центр водных видов спорта» в Казани для универсиады 2013 года, в стадии завершения медиа-центр Олимпиады в Сочи – довольно крупное сооружение в виде белой колоннады в сочинских традициях. Сейчас мы занимаемся стадионом для клуба ФК «Краснодар», а также техническим сопровождением и общим руководством в рамках всего градостроительного облика проекта «ВТБ-Арена», его архитектурную часть решает Дэвид Маника. Многофункциональную часть проекта юго-восточнее стадиона мы разрабатываем вместе с руководителем ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным.

Кроме того, на градостроительном уровне начинаем заниматься стадионом «Легенды хоккея» на территории ЗИЛ. Мы делаем центральную площадь, вокруг которой будет три арены: тренировочная и две спортивные, а с другой стороны водный центр. Есть договоренность с заказчиком, что в дальнейшем мы будем выполнять и архитектурные проекты.

Навыки успешного менеджера и профессионала

Главное – сформировать в себе какие-то архитектурные ценности, которые ты считаешь важными, и попытаться реализовать их в своих проектах. Для нас, архитекторов, самое важное не поддаваться веяниям моды или требованиям заказчика, абстрагироваться от этого. Естественно, нельзя проектировать вне бюджета, нельзя проектировать вещи, которые противоречат функции. Нужно найти ключ к пониманию того, что тебе самому кажется красивой, долговечной архитектурой. Рефлексия собственных достижений и проектов тоже немаловажная составляющая, так как необходимо уметь реально оценить, станет ли, например, твое спортивное сооружение Колизеем, то есть зданием, которое переживет и автора, и время.

Мои ценности

В основном это создание домов, деталей, фасадов, которые были бы не сильно подвержены времени и в своей последовательности создавали бы ясный облик, способный достойно стареть и не превращаться в банально модернистские руины. Есть очень красивая современная архитектура, но нужно всегда находить разумную грань и смотреть в будущее.

Люди, книги, фильмы, вещи, которые оказали на меня влияние

Безусловно, это моя семья, и в первую очередь мама, дед, отец. Конечно, это мои партнеры, в том числе Сергей Кузнецов. На меня серьезное впечатление и влияние производят города, когда я путешествую. Архитектура, которую хочется рисовать, которая обладает глубиной деталей и историей, – это то, что меня вдохновляет. Один из самых «влиятельных» городов для меня с точки зрения пространства и вечно новых деталей и уголков – Венеция. Многие столетия отпечатались тут в зданиях, очень любопытный эксперимент! Чрезвычайно интересен для меня Нью-Йорк. И, конечно, мой родной Петербург, двор, где я родился, угол Невского и Литейного, Дмитровский переулок, Петербург Достоевского, Владимирская площадь 60–80 годов.

Цель моей карьеры

Хочется дойти до точки, когда я подумаю: «Да, я начал делать дома, которые меня переживут». Пока не могу сказать, что на 100% доволен своим творчеством. Моя мечта – иду по городу, вижу свое здание, и мне хочется его нарисовать.

Кто такой плохой архитектор

Не могу сказать, какой архитектор плохой. Нельзя оценивать людей только по их неудачам. Для меня важным критерием является ощущение того, что строение будет ярким и интересным через 50 лет. Сегодня архитектура стала короткоживущей. Это большая проблема Москвы, где много было построено за 60 лет, но в моральном плане все это быстро устарело.

Источники вдохновения

Многое зависит от физического состояния, здоровье – лучшая муза. Я занимаюсь физкультурой. Я шел к этому годами, ведь работать приходится довольно много. Другое – все время смотреть на архитектуру, на любые дома и все время анализировать, что тебе нравится, а что нет, т. е. постоянно оттачивать свои профессиональные привязанности. Мне кажется, если не делать того, что тебе нравится, тогда непонятно, что вообще делать. Весь путь любого деятеля творческой профессии – это всегда дорога к себе, не движение от, а путь возвращения. Самые чистые воспоминания в детстве, и всю жизнь ты строишь свое детство, город, в котором ты родился.

Источник: журнал "Спорт Бизнес Консалтинг" №9 Июль 2013

Похожие статьи

Два российских стадиона вышли в финал конкурса Stadium of the Year
Два российских стадиона вышли в финал конкурса Stadium of the Year
27.02.2018 Футбол

Жюри включило «Лужники» и «Санкт-Петербург» в десятку лучших стадионов 2017 года