Регионам пора равняться на Москву

Регионам пора равняться на Москву
В беседе с корреспондентом Sport Business Consulting вице-президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России Владимир Славский не скрывал оптимизма по поводу масштабов и темпов строительства отечественных трамплинов после двадцати лет застоя. Тем не менее, процесс дальнейшего развития этих видов спорта в России сдерживает пассивность региональных властей 
 
Владимир Федорович, появилось ли у Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья в России больше поводов для оптимизма в последние годы?
 
Сегодня я могу с уверенностью сказать, что да. Я проработал президентом Федерации 18 лет (Владимир Славский оставил свой пост после Олимпиады в Ванкувере и сейчас является вице-президентом Федерации, прим. SBC), и все эти годы я активно выступал в СМИ, привлекая внимание первых лиц государства к проблемам развития наших видов спорта, т.к. всегда понимал, что если мы не будем проявлять настойчивости, то наши виды спорта в России попросту погибнут. Потенциальный развал в сфере прыжков с трамплина был заложен еще в советское время. Тогда я еще работал начальником Управления зимних видов спорта в Спорткомитете России. В те годы мы выигрывали зимние Олимпиады в общекомандном зачете «одной ногой» за счет 4-5 видов спорта – это лыжи, коньки, биатлон, фигурное катание, и хоккей на десерт. Второе общекомандное место на Зимних Олимпийских играх считалось ЧП (как произошло, например, на Олимпиаде в Гренобле в 1968 году). Но никто не задумывался о том, что мир уходит вперед, развивая другие виды спорта, олимпийская программа расширялась, а мы топтались на месте. Я даже опубликовал в свое время статью в газете «Правда», где предупреждал спортивное руководство СССР о том, что мы можем сильно отстать от ведущих мировых спортивных держав в будущем. Сейчас сложно подсчитать, сколько новых видов спорта было включено за последние годы в олимпийскую программу. После развала СССР положение усугубилось. За все 18 лет моего президентства в Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России на счет Федерации не поступило ни копейки из государственного бюджета. Мы были предоставлены сами себе и выживали, как могли. Я понимал, что, не создавая необходимых условий и не занимаясь построением базы, говорить о каком-либо развитии просто бессмысленно.
 
Насколько велика сегодня потребность России в современных трамплинах?
 
Потребность в новых спортивных сооружениях просто огромна. Директор Кубка FIS по проведению крупнейших мировых соревнований по прыжкам с трамплина Вальтер Хофер однажды мне сказал так: «Вам в России не нужно ускорять темпов развития видов спорта, а нужно в первую очередь ускорить темпы строительства новых трамплинов». Это очень правильная мысль, т.к. можно сколько угодно выступать, говорить и призывать к подвигам спортсменов и тренеров, но если в стране элементарно не хватает трамплинов, то ничего не получится. Я затратил много усилий, взаимодействуя с государственными чиновниками всех уровней, включая первых государственных лиц, которых я знал лично. Все они что-то в свое время обещали, но мало что делали. В период правления Вячеслава Фетисова, на протяжении шести лет я не услышал четкого ответа на ключевой вопрос: будут в стране строить трамплины или нет? Он их строить не хотел. Как-то Фетисов даже заявил о том, что стране не нужны такие дорогостоящие спортивные объекты как трамплины. По его мнению, целесообразнее было строить аквапарки, т.к. они более прибыльны с финансовой точки зрения.  Наконец, после того, как Россия получила право провести Олимпиаду-2014 в Сочи, было создано Министерство спорта, туризма и молодежной политики, я первым делом пошел к Виталию Мутко. Он незамедлительно подписал решение, согласно которому, наши виды спорта были включены в федеральную программу «Результат», и началось строительство новых центров в четырех российских городах: Чайковском, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге и Нижнем Тагиле. Естественно, и в Сочи тоже. Из бюджета впервые за два десятилетия  поступили долгожданные средства, после чего строительство трамплинов России пошло невиданными доселе темпами.
 
Совсем недавно, в феврале мы уже протестировали трамплины К-60, К-95 и К-125 в Чайковском Пермского края. Этому комплексу не было аналогов ни в период СССР, ни в России. Более того, по своей комплектации это сейчас лучший комплекс в мире, включающий в себя пять современных трамплинов, два кресельных подъемника, лифты, утепленные помещения для спортсменов на старте, летнее покрытие на горе разгона и горе приземления, гостиница на 220 мест, снегопушки и т.д. С 16 по 28 марта 2012 года мы провели в Чайковском одновременно три чемпионата России по прыжкам на лыжах с трамплина: чемпионат среди мужчин, чемпионат среди женщин, а также чемпионат по лыжному двоеборью. Это произошло впервые за всю историю существования нашей страны. Комплекс в Нижнем Тагиле будет сдан в эксплуатацию в 2012 г. Комплекс в Нижнем Новгороде будет построен к  2013 году, и к концу следующего года мы также завершим строительство в Санкт-Петербурге. Таким образом, вся программа, разработанная Министерством спорта, реализуется в полной мере и в установленные сроки.
 
Чем можно объяснить тот факт, что у советских и российских прыгунов с трамплина было не так много выдающихся спортивных достижений в истории?
 
Действительно, больших достижений в этом виде спорта у нас не так много. Первую и до настоящего времени единственную олимпийскую медаль завоевал Владимир Белоусов - олимпийский чемпион на 90-метровом трамплине на Х зимних Олимпийских играх 1968 г. во французском Гренобле. Через два года на чемпионате мира в Высоких Татрах (Чехословакия) Гарий Напалков победил на обоих трамплинах – 70 и 90 м. К этим наградам Напалков добавил две бронзовые медали с чемпионатов мира 1974 и 1978 гг. После Гренобля и Высоких Татр «золотых» взлетов у наших прыгунов не было ни на последующих чемпионатах мира, ни на зимних Олимпийских играх. За последние 30 лет в копилку наград наших прыгунов добавились только две бронзовые медали, которые выиграл 18-летний студент из Кирова Алексей Боровитин на Чемпионате мира 1974 г. в Фалуне и повторил на Чемпионате мира 1978 г. в Лахти. Еще у нас было одно хорошее выступление у двоеборцев, но в целом, наши достижения прекратились еще задолго до развала Советского Союза.
 
Мы часто слышали в свой адрес дикую формулировку: «Раз у вас нет достижений, то зачем вам выделять деньги? Будут медали – получите деньги». Я же всегда подчеркивал обратное: «Если у нас нет денег, то чего мы можем достичь?». В результате мы по делу и абсолютно закономерно получили известный результат на Олимпиаде в Ванкувере. К этому общекомандному провалу мы шли последовательно в течение последних 15 лет. Об этом профессионалы прекрасно знали, говорили и писали. Однако никто не обращал на это внимания, и в стране попросту отсутствовала какая-либо программа развития спорта.
 
Подобное отношение в современной России сохранялось вплоть до создания Министерства спорта, туризма и молодежной политики. Выступая недавно по телемосту с В.В. Путиным, я сказал: «Владимир Владимирович, я давно работаю в спорте, и у меня сложилось такое впечатление, что российские регионы в течение последних десятилетий просто сидят и смотрят на Москву. Там ничего не происходит. В стране нет системы подготовки резервов, поэтому бессмысленно говорить о каких-то перспективах». Путин меня спросил: «А в чем заключается основная проблема?» Я ответил, что основная проблема заключается в развале системы подготовки резервов в регионах. Причем, проблема заключается не столько в отсутствии финансирования, сколько в полном равнодушии со стороны региональных властей.
 
Каким образом изменилась ситуация после создания Минспорттуризма?
 
Оценивая сегодняшнюю ситуацию, хочу отметить, что на федеральном уровне подготовка к Сочи идет полным ходом. Сделано уже «выше крыши», и многие вопросы уже решены. Но в регионах по-прежнему мы видим тупик, и в этом заключается главная проблема. На федеральном уровне сборные команды России сегодня получают 100% необходимого финансирования. Даже больше. К примеру, перерасходовала бюджетные средства наша Федерация – нам добавляют. Плюс, у нас создан Попечительский совет Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья, председателем которого является Дмитрий Пумпянский, который также является председателем Совета директоров ОАО «Трубная металлургическая компания». Попечительский совет закрывает все проблемы. Бюджет нашей Федерации в прошлом году составил 44 млн рублей, а на 2012 год утвержден в объеме 65 млн рублей. Слава Богу, проблем с финансированием не сегодняшний день у нас нет. Таким образом, остается именно проблема, связанная с работой в регионах. Говоря об упомянутых выше новых современных трамплинах, все они построены за счет федерального бюджета. От региональных властей требуется не так уж и много – одеть ребят в красивую форму в детских школах и дать им возможность участвовать во всероссийских соревнованиях. Это не требует больших усилий и затрат, однако барьер регионального равнодушия пока не преодолен.
 
Насколько реально коренным образом изменить ситуацию за оставшиеся до Сочи два года?
 
Все новые центры строятся как раз с прицелом на Сочи. Нашим спортсменам необходимо создать все условия для того, чтобы они готовились к соревнованиям у себя на родине, поскольку ребята уже просто «дуреют» от зарубежных сборов. Они устали там сидеть. При этом зарубежные спортсмены тренируются у себя дома, и у них совершенно другие эмоции. Именно поэтому построенные комплексы в Чайковском, Нижнем Тагиле и Сочи позволят нашим олимпийцам достойно подготовиться к Олимпиаде-2014 в течение оставшихся до нее двух лет.
 
Где спортсменам готовиться к соревнованиям дешевле: у нас или за рубежом?
 
Я думаю, что в России это не будет стоить дороже, чем на Западе, но с точки зрения психологии нашим спортсменам здесь будет гораздо комфортнее.
 
Были ли Ваша биография изначально связана с прыжками с трамплина и двоеборьем?
 
Я – спортивный чиновник, но к данным видам спорта меня невидимой нитью вела сама судьба. В свое время я работал на Сахалине председателем Областного спорткомитета. Когда японцы выиграли право провести Олимпиаду в Саппоро, я взялся за строительство горнолыжной базы и трамплинов в Южно-Сахалинске для подготовки сборной команды СССР к этим Олимпийским играм. Базу эту я успешно построил, благодаря чему «засветился» на уровне СССР, после чего меня перевели в Москву. Так я стал начальником Управления зимних видов спорта страны и в этой должности проработал 10 лет. В июне 1992 года прошла конференция, на которой были утверждены спортивные федерации по различным видам спорта новой России. Изначально я не собирался быть президентом именно этой федерации. Я тогда мог выбирать любую федерацию, которую мог бы возглавить, т.к. до этого я работал начальником Управления зимних видов спорта России, и после развала СССР я лично формировал все федерации. Первый, кому я предложил стать президентом Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья, был Гарий Напалков. Но он отказался, а пришедшие тогда на отчетно-выборную конференцию проголосовали за меня. Честно говоря, соглашаясь возглавить Федерацию, я не думал тогда, насколько тяжело нам придется и главное – насколько долго весь этот процесс неопределенности затянется. Я по своему характеру не только оптимист, но и прагматик. Поэтому я был убежден в том, что нам по силам поднять Федерацию до нужного уровня за три года, максимум. Но получилось так, что процесс затянулся надолго. Тем не менее, я удовлетворен тем, что нам все-таки удалось эти виды спорта в стране сохранить, и при определенных условиях мы можем рассчитывать на успех уже в ближайшем будущем. В бытность президентом Федерации я столкнулся с множеством проблем. Доходило до того, что наших спортсменов руководство страны предлагало не посылать на Олимпийские игры в виду бесперспективности достижения спортивных результатов. Одно время Федерацию хотели объединить с Федерацией по лыжным гонкам. Было и наоборот – предлагали разделить Федерацию на две: по прыжкам с трамплина и по двоеборью. Был момент, когда двоеборье пошло вверх, и нам предлагали закрыть прыжки с трамплина как вид спорта вообще. Но в результате мы всё выдержали и преодолели. Сейчас я вижу то, как растет авторитет нашей Федерации, благодаря нашим инициативам и, возможно, моему личному авторитету в спортивном мире.
 
Из чего, на Ваш взгляд, должна состоять система, которая так необходима для развития прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья в России?
 
Должна быть общая система развития спорта. Любая, даже плохая система развития дает свой результат, хотя и медленно. Но отсутствие системы – никогда. Сейчас система эта в наших видах спорта уже вырисовывается. На самом деле она предельно проста и не требует принятия каких-то глобальных комплексных целевых программ и сверхусилий. Во-первых, необходимо изменить отношение к нашим видам спорта в российских регионах, взяв в качестве примера сегодняшнюю политику федеральных властей, которые делают для развития спорта всё. Во-вторых, поскольку крупнейшие современные центры в стране уже строятся, надо лишь восстановить и привести в порядок существующие в других регионах трамплины высотой 50-60 м в количестве, достаточном для проведения учебно-тренировочного процесса. Это не потребует больших капвложений. В-третьих, необходимо дать возможность детям заниматься прыжками в спортивных школах. Просто одеть их в форму и дать возможность участвовать во всероссийских соревнованиях – больше ничего не требуется. Руководству страны и Минспорта также необходимо принять еще одно волевое решение применительно к 15 регионам страны, где наши виды спорта развиваются. А именно – сделать их опорными видами в обязательном порядке вне зависимости от достигаемых спортивных результатов. Если все четыре обозначенных проблемы будут решены, мы сможем рассчитывать на значительный прогресс в прыжках с трамплина и двоеборье.
 
Не считаете ли Вы, что прыжки с трамплина сегодня не в моде, видя как многие родители стремятся отдать своих детей на хоккей и футбол?
 
Я так не считаю. Всё зависит от квалификации тренеров и от организации процесса. Взять, хотя бы, ту же Москву. В позапрошлом году спортивный комплекс на Воробьевых горах передали в ведение РГШ (Русская горнолыжная школа). Директором этой школы был горнолыжный тренер Сергей Назаров, которого я знал давно. Я его попросил открыть в рамках РГШ отделение по прыжкам и двоеборью. Он согласился. Через два месяца он открыл два отделения по Москве, одевает по 20 детей с иголочки в каждом, набирает тренеров, и сегодня на них не нарадуешься. Ярче примера, чем в Москве, не придумаешь, несмотря на обилие видов спорта и возможностей в столице. А в том же Кирове мне тренеры по-прежнему жалуются на то, что не могут набрать детей. Просто всё зависит от организации и подхода. Если правильно организовать процесс в регионах, там отбоя от желающих не будет – сотни детей будут стоять в очереди, и их потом не оторвешь от этих трамплинов!
 
Вы не опасаетесь, что долгожданный прорыв связан, прежде всего, с сочинской Олимпиадой, а после нее вновь наступит стагнация?
 
Дело в системе. Если она заработает на полную катушку, то вне зависимости от тех или иных знаковых мероприятий эта машина будет давать результат. Всё зависит от того, кто и как будет этой машиной управлять в стране после проведения Олимпиады. Если сохранится существующая сегодня система управления спортом на государственном уровне, то мы имеем все шансы догнать ведущие спортивные державы и закрепиться на достигнутых позициях. Желательно, чтобы система с каждым годом совершенствовалась. Ведь сегодня федерации, которые мы имеем, далеки по своему функционалу от федераций, существующих за рубежом, где систему породило само общество, а федерации – совершенно другого уровня. У нас федерации без поддержки государства не жили, не живут и не смогут жить. Должно пройти не одно десятилетие, чтобы федерации стали по-настоящему независимыми. Как может быть независимой федерация в России, если спортивные сооружения строит государство и деньги на подготовку спортсменов также выделяет государство? Я слышал от президентов многих спортивных федераций, что они независимы. Это несерьезно. На мой взгляд, государственное управление федерациями не должно быть доминирующим, а должно осуществляться в тесном содружестве с бизнесом и спонсорами.
 
Спонсоры в целом идут в российский спорт неохотно. Как обстоят дела со спонсорством в Ваших видах спорта?
 
До недавнего времени у нас не было спонсоров, хотя мы их активно искали. Мы выкручивались, как могли. Был период, когда мы взяли иностранного тренера в национальную команду, и я просто продал права на рекламу команды зарубежной фирме с учетом того, что она будет оплачивать работу зарубежных специалистов. Ситуация изменилась после того, как Россия получила право провести у себя Олимпиаду-2014. У меня не было другого выхода, как написать письмо Дмитрию Медведеву. Я ему так и написал: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я понимаю, что это – не совсем Ваш вопрос, но я уже использовал все имеющиеся возможности и вынужден обратиться к Вам». Это письмо обсуждалось в прессе, после чего мне позвонили из Администрации президента страны и официально закрепили известного в стране промышленника, который и начал курировать нашу Федерацию – Дмитрия Пумпянского. Так у нас появился Попечительский совет. Вначале я думал, что наша Федерация дана этому человеку, как бы, в нагрузку, и что он просто вынужден выполнять те задачи, которые ему поручили первые лица государства. Однако через полгода я убедился в том, что это для него – не нагрузка, и он действительно решил серьезно заняться нашими проблемами. Характерный пример: до создания Попечительского совета в штат нашей Федерации входил я как президент и бухгалтер на полставки. Сейчас же в штате у нас 25 человек. У нас закрыты все вопросы, нет проблем с командировками, с привлечением зарубежных специалистов, с финансированием. Минспорт нам дает 100% утвержденного бюджета, а Дмитрий Пумпянский закрывает все вопросы, которые не входят в компетенцию Минспорта, и которые невозможно решить на государственном уровне. Фактически, «Трубная металлургическая компания» является прямым спонсором нашей Федерации и вплотную занимается решением стоящих перед нами проблем. Минспорта финансирует подготовку наших сборных команд, в то время как Пумпянский закрывает все финансовые вопросы по Федерации, включая закупку экипировки, транспортные расходы, оплату работы зарубежных специалистов и др.
 
Справка: прыжки на лыжах с трамплина – вид спорта, включающий прыжки на лыжах со специально оборудованных трамплинов. Различают средний (70 м) и большой (90 м) трамплины (с 1992 года – 120 м). Входят в программу лыжного двоеборья. Прыжки на лыжах с трамплина входят в состав Международной федерации лыжного спорта (FIS). В программе зимних Олимпийских игр с 1924 г. – прыжки со среднего трамплина, с 1964 г. – с большого. С 1992 г. личные соревнования у мужчин проводятся на трамплинах 90 м и 120 м, командные – на трамплине 120 м. Выполнение прыжков оценивается пятью судьями: техника (стиль) выполнения (максимальное количество – 20 баллов) и дальность прыжка (по специальной таблице). Результат участника определяется по сумме балов двух зачетных попыток. От национальных команд в каждом виде соревнований могут выступать не более четырех спортсменов.

Владимир Колосов