Михаил Загайнов: Мой главный принцип – говорить правду

Михаил Загайнов: Мой главный принцип – говорить правду
Фото: СБК

О профессиональном росте

У нас был очень спортивный класс, а школа располагалась в центре Алматы рядом со стадионом. Я занимался легкой атлетикой и даже показывал неплохие результаты, выиграл первенство Средней Азии среди школьников. Затем я перешел из легкой атлетики в велоспорт, где стал мастером спорта. Тем не менее, получилось так, что я поступил в инженерно-строительный ВУЗ, а все мои друзья – в спортивный. После его окончания многие из них стали спортсменами и тренерами, некоторые сейчас возглавляют спортивные федерации. Я закончил инженерно-строительный институт и пошел строить спортивные объекты. Одним словом, я подошел к спорту с другой стороны, не как профессиональный спортсмен, а как инженер, знающий спорт и привязывающий спортивные навыки к инженерному образованию. Получился некий конгломерат, использующий мои знания в обеих областях. Я всю жизнь строил спортивные объекты, которые после этого эксплуатировал и выводил на ведущие позиции на международном уровне. После института я прошел весь путь от слесаря до главного инженера крупнейшего международного конькобежного комплекса «Медео», на котором отработал 9 лет. Был наладчиком турбин, компрессорных установок, различного технологического оборудования, инженером, старшим инженером, главным механиком комплекса, и потом уже главным инженером. Я строил «Медео» и после этого остался его эксплуатировать. Следующий этап – высокогорное строительство горнолыжного центра Чимбулак – канатные дороги, пансионаты, горнолыжные трассы.

О профессиональных навыках

Ни в коей мере не ущемляя профессионализма менеджеров, пришедших в индустрию из спорта, я считаю, что управлять спортивными объектами должны люди с техническим либо экономическим образованием. Как правило, спорт отнимает большое количество времени, особенно, если речь идет о зимних видах спорта. И фигуристы, и лыжники вместо того, чтобы в школе грызть науку, круглогодично заняты на различных соревнованиях. Спортсмен в чистом виде, если и разбирается в технических вопросах, то очень неглубоко. В большинстве своем, спортсмены – энергичные и талантливые люди, но назначать их руководить технологически сложными объектами было бы неправильно. У меня был такой этап в жизни, когда я в Санкт-Петербурге возглавлял Высшую школу спортивного мастерства по зимним видам спорта. Всего 9 видов спорта: конькобежный спорт, шорт-трек, беговые лыжи, прыжки с трамплина, двоеборье, горные лыжи, другие олимпийские виды спорта. Петербургская школа всегда была на высоком уровне, но в тот период (а это середина 90-х) школа находилась в упадке. Помимо управленческих функций, в мои обязанности как директора входил спортивный менеджмент, то есть я должен был заниматься одновременно и хозяйственной, и спортивной работой. Учитывая крайне скудное финансирование, мне, тем не менее, удалось найти спонсоров. Вскоре мы восстановили гостиницу и отремонтировали трамплины, которые до этого простаивали 16 лет. Мы также обновили канатные дороги и энергетические сети. В результате школа начала приносить прибыль, благодаря гостинице и оказываемым услугам. За счет этой прибыли нам удалось поднять и спортивную часть. Из моей школы на Олимпийские игры в Нагано поехали 7 человек, из них четверо вернулись с медалями. Всё это стало возможным, благодаря тому, что мы подняли материальную базу, начали зарабатывать деньги, вложили их в спорт, и процесс пошел. Так вот, до меня этой школой командовали чисто спортивные менеджеры, люди со спортивным образованием. За три года сменилось 7 директоров. Ни у кого не получалось запустить эту технологически сложную машину и наладить финансовую дисциплину.

О коммерции

«Мегаспорт» – это собственность Москвы, государственное бюджетное учреждение. Здесь надо понимать, что все ледовые дворцы – это затратные объекты, которые невозможно сделать рентабельными и окупаемыми. В любой стране. Я изучал экономику ледовых дворцов в Японии, два месяца провел в Нагано, где учился формированию экономических планов. Так вот, при всей организованности японской нации в целом, и при загруженности ледового дворца в Нагано на 92–94%, его максимальная рентабельность составляет всего 50%. Хотя помимо спортивных, там проводятся концертные и социальные программы. У «Мегаспорта» другая задача, которая заключается в обеспечении государственного заказа. Например, у меня второй лед во дворце занят с 6 утра до полуночи. Там фигурным катанием занимаются дети из спортивной школы «Юность Москвы». Это – огромная нагрузка, поэтому я не могу переключиться на коммерцию. У меня на коммерческое обеспечение руки развязаны только на 20%. Остальные 80% – это госзаказ. «Динамo» на нашем 14-тысячнике собирает от силы 3–5 тысяч человек. Это примерно 30% от заполняемости арены, а при этом нам приходится включать всю энергетику, весь свет, всю инфраструктуру. Но «Динамо» – это уже коммерция. Это – решение клуба, они на это идут.

О ледовых технологиях

Один раз произошел довольно курьезный случай: я привез своих специалистов в Швецию для изучения технологий незадолго до нашего домашнего чемпионата мира по бенди. В Юздале нас встретили тренер Владимир Янко и Виктор Захаров (сборная в тот момент формировалась на базе московского «Динамо»). Спрашивают: «Михаил Владимирович, ты зачем столько народу привез?» – «Изучать опыт местных электронщиков»,– отвечаю. Те засмеялись. Действительно, заходим на местный стадион, а там на табло счет меняется фанерками, как полвека назад. Вот и вся электроника. И раздевалки для команд – в вагончиках рядом со стадионом. Хотя комплекс при этом современный. Ответ прост: главное – лед! Всё остальное второстепенно. И на этом стадионе проходил Чемпионат Европы. Скоростной лёд – это то, над чем работают во всем мире. Возьмем японцев, лидеров конькобежного спорта последних лет, обладателей мировых рекордсменов в спринте. Они выращивают сталагмиты, выкладывают ими конькобежные дорожки, этой же водой заливают и в результате получают скорость на 30% выше, чем на обычном льду. Не на 3%, не на 5%, а на целых 30%! Они получают навык скоростного прохождения виража и удержания конька. Работают все мышцы, задействованные при скоростном беге. После этого японцы едут в Европу и Америку и берут все медали.

О понимании

Мой главный принцип в жизни – говорить правду. Обычно я выступаю жестко, за что мне иногда здорово достается на серьезных совещаниях… Едет правительственная делегация по улицам Сочи и радуется тому, что забор подрос на три кирпича. Они считают, что олимпийская стройка идет семимильными шагами. А что за забором? Есть ли там технологии и научные разработки? Мы, имея горы и не имея ни одного спортивного сооружения ледового типа в горах, загоняем шесть ледовых дворцов в береговую черту, в море. При этом, всем видам спорта нужно высокогорье. Вспомним «Медео». Там было установлено 220 мировых рекордов. На «Медео» было паломничество со всего мира, хотя путь туда неблизкий из Америки и Европы. Тем не менее, весь конькобежный мир летел в Казахстан сломя голову. Эрик Хейден, шестикратный олимпийский чемпион, был рад возможности тренироваться у меня в 3 часа ночи, поскольку расписание было очень плотным. Тренировки заканчивались в 4 утра, а через два часа начинался новый тренировочный день.

О проблемах Сочи

Как обычно, мы надеемся на русский «авось». Но я не знаю откуда этот «авось» возьмется в Сочи. Взять, например, контингент местного инженерно-технического персонала. О ледовых технологиях в Сочи понятия не имеют. Попросту нет кадров: ни проектировщиков, ни эксплуатационщиков. А туда нужно направить порядка 150 ледоваров! Подготовка к Олимпиаде и другим крупнейшим международным соревнованиям делится на две части: это решение организационных и технологических вопросов. Блок оргвопросов – это транспортное обеспечение, процедура награждения, девушки в кокошниках, танцы на льду, украшения, реклама, гостиницы. Второй блок вопросов – это технологии, лед, судейство, электроника, телевизионное обеспечение, сигнал, комментаторские кабины. С первым блоком вопросов Дмитрий Чернышенко справляется. А вторым блоком, по сути, не зани- мается никто. Этот блок выпал, так как применительно к Сочи у нас нет единой технологической политики. Если на спортивном комплексе не будет нормального льда, то о каких дальнейших оргвопросах может идти речь? Главное – отталкиваться от объекта, а не от мероприятия в целом. 

Источник: журнал "Спорт Бизнес Консалтинг" №1 Январь 2012

Похожие статьи

Метро спортивное
Метро спортивное

В Москве вблизи крупных спортивных объектов открылись новые станции метрополитена



ХК
ХК "Спартак" планирует переехать на арену "Мегаспорт" с сезона-2016/17

Московский клуб Континентальной хоккейной лиги "Спартак" в сезоне-2016/17 планирует проводить домашние матчи на арене "Мегаспорт". Об этом ТАСС рассказал главный тренер команды Герман Титов


Компания Arena Events Oy заинтересована в работе с дворцом
Компания Arena Events Oy заинтересована в работе с дворцом "Мегаспорт" - Ротенберг

Компания Arena Events Oy заинтересована в том, чтобы взять в управление московский дворец "Мегаспорт", заявил агентству "Р-Спорт" совладелец и генеральный директор компании, вице-президент Федерации хоккея России Роман Ротенберг


«Мегаспорт» будет готов стать «домом» для клуба КХЛ
«Мегаспорт» будет готов стать «домом» для клуба КХЛ

Директор дворца спорта «Мегаспорт» Михаил Загайнов сообщил, что после реконструкции арена будет готова принять у себя хоккейный клуб на постойной основе