Дэвид Маника: «Будущее за бутиками»

Дэвид Маника: «Будущее за бутиками»
Дэвид Маника, президент и директор компании MANICA Architecture, является сторонником нового подхода к проектированию и строительству арен. Его концепция в основе нового проекта динамовского стадиона в Москве, который получит имя «ВТБ Арена» и станет универсальным многофункциональным комплексом, удобным для посетителей. По мнению Дэвида, проектировщикам и заказчикам стоит отказаться от гигантомании и больше внимания уделять созданию комфортных условий для зрителей.

40 метров над уровнем поля 
  – Самые удачные концепции будущих арен рождаются не из опыта действующих стадионов, а приходят из других сфер экономики, где конкуренция вынуждает людей искать все более эффективные модели ведения бизнеса, – говорит Дэвид Маника. – Появление и распространение бутик-отелей может служить хорошим примером того, как персонализация услуг и отношения к клиентам полностью изменили их ощущения от пребывания в гостиницах. Авиакомпании, невзирая на трудности, совершенствуют свои самолеты, насыщая их новыми видами развлечений для пассажиров, и постоянно следят за их удобством. Тенденция к созданию максимального комфорта в относительно небольшом пространстве отчетливо прослеживается и в киноиндустрии. Огромные залы, вмещавшие сотни зрителей, уступили место многозальным кинотеатрам, где каждый может выбрать, какой фильм и в какое время поcмотреть в одном из множества залов. К сожалению, в спортивной индустрии продолжают страдать гигантоманией и строить все новые и новые стадионы чрезмерной вместимости.


С увеличением вместимости стадиона резко возрастает не только его стоимость, но и неудобство для посетителей. Если на  20‑тысячной арене любое зрительское место удалено от поля максимум на 30 метров, то на 80‑тысячной этот показатель может превышать 70 метров, при этом болельщик находится на высоте около 40 метров над уровнем поля.

В действительности владельцы клубов уже давно осознали необходимость расширения бизнес-секторов, но их сдерживает ограниченность в средствах и недостаток площадей для возведения новых арен. Между тем, как считает Маника, реконструкция существующих стадионов может оказаться выгоднее, чем строительство новых. К слову, по пути реновации пошли в Осло и Ливерпуле. Главный норвежский стадион «Уллевол» будет в ближайшее время перестроен, его вместимость увеличится с 25 до 28 тыс. зрителей, при этом основное внимание уделят созданию секторов и лож повышенной комфортности. «Ливерпуль», отказавшись от планов строительства нового стадиона, собирается заняться реконструкцией «Энфилда». Он также станет более вместительным – за играми мерсисайдцев смогут наблюдать уже не 40, а 60 тыс. человек, но из весомой прибавки в 20 тыс. кресел 7 тыс. составят места в VIP-ложах, боксах и бизнес-секторах. Этот показатель практически точно укладывается в предлагаемые Дэвидом Маника параметры современного комфортабельного стадиона: примерно 15 % всех мест обязаны относиться к категории бизнес-лож и располагаться над нижним ярусом трибун, а глубина ступеней в таких секторах должна составлять 90–100 сантиметров, или на 10–20 сантиметров больше, чем на обычных трибунах. Обладателям билетов в эти зоны будут доступны дополнительные услуги, но и стоимость посещения матча для них также станет значительно выше, и здесь кроется главное условие для повышения доходности стадионов.

В тесноте и в обиде

За последнее десятилетие стоимость и размеры стадионов заметно выросли, а городским властям и клубам приходится из кожи вон лезть, изыскивая миллиарды на их сооружение, и все это лишь для того, чтобы через пару лет после открытия, когда ощущение новизны окончательно рассеется, обнаружить, что большее количество мест на своих аренах они продать не в состоянии. Согласно исследованиям компании KPMG, средняя наполняемость стадионов Европы составляет  от 50 % до 70 %. Все больше болельщиков предпочитает посмотреть матч дома с друзьями на большом экране высокого разрешения. Лишь в английской премьер-лиге, чемпионате Нидерландов и германской Бундеслиге трибуны заполняются в среднем на 90 %.
 
– Вопрос о том, стоит ли тратить немалые деньги и свое драгоценное свободное время на то, чтобы отправиться на стадион, встает даже перед самыми «упертыми» фанатами, – говорит Маника. – Люди не хотят проводить три часа на верхних рядах под палящим  солнцем и на максимальном удалении от места действия, в неудобном узком кресле, не зная, куда им деть ноги. Ирония заключается в том, что стоимость строительства каждого места в верхних рядах может в четыре раза превышать стоимость мест внизу. При этом самые неудобные и самые дорогие при строительстве места приносят в кассу наименьшую выручку.

Расчеты, приведенные Дэвидом, показывают, что при увеличении вместимости в два раза также двукратно растет цена каждого кресла. К примеру, на стадионе, рассчитанном на 10 тыс. человек, оборудование места для каждого из них обойдется в 2000 евро, на 40‑тысячной арене – 8000, а на 80‑тысячной – 16 000 евро.

При этом 79 % этой суммы требуется лишь для обеспечения необходимой инфраструктуры. Увеличение вместимости стадиона лишь до определенных величин и при конкретных условиях служит росту доходов. Наиболее оптимальными в соотношении вложений и отдачи от них оказываются сооружения, рассчитанные на 40–45 тыс. зрителей и оборудованные достаточным количеством VIP-лож.

 

Временные гиганты

Крупнейшие события, проходящие под эгидой ФИФА и УЕФА, а также Олимпийские игры, требуют от организаторов определенной вместимости арен, значительно превосходящей пропагандируемые Дэвидом Маника стадионы-бутики, но для этой проблемы он предлагает достаточно простое решение:
 
– Можно наращивать трибуны с помощью временных конструкций и модулей. К примеру, первоначальный проект «ВТБ Арены» в Москве предусматривал 12 тыс. временных мест, которые могут легко демонтироваться после проведения матчей крупного турнира. Подобным образом собираются решить вопрос необходимой вместимости арен организаторы Чемпионата мира по футболу 2018 года. Временные конструкции запланированы в Екатеринбурге, Калининграде и Саранске, где нет потребности в стадионах большой вместимости, и по окончании Кубка мира они превратятся в 25–30‑тысячные.

В то же время в Европе разворачивается реализация проектов, полностью отвечающих устаревшим, на взгляд Дэвида Маника, представлениям. Два римских клуба – «Рома» и «Лацио» – хотят покинуть Олимпийский стадион итальянской столицы. Для них оказывается большой проблемой заполнить трибуны даже на самых ключевых матчах, однако это почему‑то не смущает римлян, запланировавших новые футбольные арены на 60 и 55 тыс. зрителей соответственно.
 
Мечтает о собственном новом доме и «Мюнхен-1860», который до какого‑то момента владел «Альянц Ареной» совместно с «Баварией», но затем передал более успешным землякам все имущественные права, а сам выступает на правах арендатора.

– Как правило, индустрии спорта свойственно невероятное везение, если сравнивать ее с другими отраслями развлечений, – замечает Дэвид Маника. – Крупные стадионы во многих городах существуют в единственных экземплярах, им не приходится бороться за болельщиков. Отсутствие конкуренции пагубно влияет на творческое начало, и даже самые лучшие и искушенные архитектурные компании продолжают штамповать по всему миру однотипные арены, которые отличаются друг от друга только фасадом или формой крыши.  
 
На мой взгляд, наибольших успехов добьются те, кто рискнет бросить вызов традиционным представлениям. Может быть, уже пора прекратить строить типовые стадионы один за другим и понять, что все вместе мы можем дать болельщикам новые ощущения, а владельцам арен – возможность больше зарабатывать.
02.09.2013