«Все соревнования работают на пиар страны»

«Все соревнования работают на пиар страны»
Гран-при Азербайджана – 2017

Реклама, туризм, кадры и объекты – государственный взгляд на смысл проведения в Азербайджане Гран-при «Формулы-1» и других крупных спортивных событий

Первые Европейские игры – 2015, юношеский чемпионат Европы по футболу – 2016, Шахматная олимпиада – 2016, Исламские игры солидарности – 2017, чемпионат Европы по волейболу среди женщин – 2017, чемпионат мира по борьбе – 2017, чемпионат мира по BMX – 2018, финал Лиги Европы УЕФА – 2019, свой этап «Формулы-1»… В последние годы Баку стал крупнейшим спортивным центром. Кажется, здесь готовы взяться за любое соревнование. Министр молодежи и спорта Азербайджана Азад Рагимов в интервью СБК рассказал, зачем страна тратит на это деньги и готова ли она претендовать на Олимпийские игры.

Косвенный эффект

В 2018 году в Баку в третий раз пройдет Гран-при «Формулы-1». В этот раз болиды самой престижной гоночной серии в мире будут проноситься по улицам столицы Азербайджана не летом, а 27 –29 апреля. Дело в том, что 28 мая исполняется сто лет со дня образования Азербайджанской демократической республики. В честь праздника в столице запланировано множество торжественных мероприятий, включая большой парад на площади Азатлык, где во время Гран-при располагается паддок, городок «Формулы-1» с офисами команд и гаражами. С одной стороны, причина серьезная, с другой, она как будто подчеркивает связь «Гран-при Азербайджана» с государственными интересами. Организатор гонки – компания Baku City Circuit (BCC), получающая финансирование через Министерство молодежи и спорта, а оргкомитет Гран-при возглавляет Азад Рагимов. Самостоятельно BCC зарабатывает не больше 20% бюджета Гран-при, остальное покрывает правительство. Министр молодежи и спорта считает эти расходы оправданными, хотя и рассчитывает, что в будущем удастся их сократить.

Азад Рагимов на конференции BHMSE

– Первое Гран-при стоило дорого, ведь мы закупали все оборудование, – говорит Азад Рагимов. – Зато вторая гонка обошлась почти вдвое дешевле. Абсолютные значение не могу назвать, но это не такие большие затраты для страны.

– Отдача от этих инвестиций вас устраивает?
– Во время второго Гран-при мы увидели значительный рост туризма. К нам приехало примерно на треть больше гостей, чем в 2016-м. Соответственно, более активно работает вся инфраструктура: сервис, услуги, строительство. Еще один важный фактор – люди, задействованные в проведении Гран-при. Среди них все выше процент местных сотрудников. Такая же ситуация была и на других соревнованиях: для Европейских игр мы привлекли около 500 иностранцев, а для Исламских игр – уже около 50. В «Формуле-1» аналогично. В организации первой гонки нам очень помогало «Гран-при Бахрейна», но теперь все больше работают местные ребята. Всего в Гран-при занято около 500 человек, а в штате у BCC – 120 сотрудников. Это хорошие специалисты, знающие языки, понимающие большие мероприятия. Мы не можем их потерять, но и не хотелось бы, чтобы такие профессионалы простаивали по полгода. Поэтому договариваемся с футбольной федераций, чтобы она привлекала наших специалистов. Это полезно всем сторонам.

– Удается увеличивать доходную часть Гран-при?
– Сейчас мы зарабатываем на продаже билетов. Спонсоров привлекать не можем, так как все рекламные места принадлежат «Формуле-1», в том числе на бульваре. Но мы привлекаем местные компании к организации кейтеринга, например. Считаю, что успехи прошлого года: многие издания признали «Гран-при Азербайджана» лучшей гонкой сезона, у нас было много интересных обгонов, а наш хэштег возглавлял тренды более трех часов – это хороший результат, который позволяет рассчитывать на большее.

– Получается, качественная, но дорогая реклама страны.
– Да, прежде всего. Мы внимательно смотрим охват, аудиторию. Ведь у каждого события она своя. У Европейских игр одна, у шахматной Олимпиады – совсем другая. Например, мы поняли, что наши географические соседи знают об Азербайджане меньше, чем европейцы. Исправить это помогли Исламские игры. Таким образом, работая на разную аудиторию, все мероприятия служат пиару страны. У нас очень молодое государство, только 25 лет назад ставшее независимым, и нам очень важно рассказывать мировому сообществу о себе. Плюс к тому поведение Гран-при, например, на несколько месяцев загружает работой большую инфраструктуру, это тоже важно и полезно. При этом мы все-таки рассчитываем, что сможем в будущем привлекать спонсоров. Например, сейчас ведем переговоры с двумя компаниями, которые могли бы стать титульными партнерами «Гран-при Азербайджана».

Использование инфраструктуры

– Сталкиваетесь с претензиями, что надо тратить деньги не на соревнования, а на молодежь?
– Так во многом они и уходят на молодежь. Например, в Баку долгое время, к сожалению, не было ни одного общественного бассейна. Только при гостиницах и фитнес-клубах. К Европейским играм мы построили Aquatics Centre: три бассейна, один из лучших в регионе тренажерных залов. И теперь там продано более 1,5 тыс. недорогих абонементов. Напротив – парк. Он строился как временный, но мы его оставили. В нем есть площадки для волейбола и баскетбола, два летних бассейна. Реконструирована Heydar Aliyev Arena, которая принимает не только спортивные соревнования, но и концерты, молодежные мероприятия. Центр стрельбы отстроили заново, и, по оценке президента Европейской стрелковой конфедерации Владимира Лисина, получилось одно из лучших сооружений в Европе. И еще раз повторю: много молодых людей задействовано на разных мероприятиях. Сейчас в Ашхабаде больше семидесяти наших ребят работали на Азиатских играх. В Минске готовятся ко вторым Европейским играм – я туда прилетаю и чувствую себя как дома, потому что кругом знакомые лица.
Отдельно хотелось бы отметить развитие волонтерского движения. Разные организации существовали и раньше, но именно спорт их мобилизовал, сформировал настоящую культуру. На Европейских играх работало 17 тыс. волонтеров. Они общались с иностранцами, учились новому, радовали людей. Теперь энтузиазма у них гораздо больше, и мы легко можем собрать добровольцев на любое мероприятие.

– В отличие от Европейских игр, «Формула-1» не оставляет после себя спортивных объектов, ведь ваша гонка проводится по городским улицам.
– Зато эти улицы получили новое качественное покрытие. И все временные сооружения можно использовать. После второго Гран-при мы не стали разбирать паддок-клуб на площади Азатлык и провели в нем несколько конференций. Часть палаток, контейнеров и разборных трибун используем для проведения чемпионата мира по BMX, который Баку примет в июне 2018 года. Вообще, у нас теперь большой парк техники: гольф-кары, мотоциклы, компьютеры… Все это принадлежит государству, а значит, мы может использоваться для наших мероприятий без дополнительных трат.

Временные постройки вокруг Дома правительства на площади Азатлык

Критерии выбора

– Вы готовы браться за любое соревнование? Чемпионат Европы по волейболу среди женин тоже дает пиар?
– Я сомневался в необходимости чемпионата мира по BMX. У нас нет сильной команды, и получается, что мы проведем турнир для чужих спортсменов, которые попрыгают по нашему хорошему, оборудованному к Европейским играм, кстати, велодрому. Но это недорогое мероприятие. Волейбол – иное дело. У нас хороший женский чемпионат страны, сильная сборная, которая два года назад выигрывала Евролигу, много занимающихся детей. С другой стороны у нас есть предложение провести летние Военные игры в 2023 году. Мы думаем, что это даст стране. 10 тыс. участников, 25 видов спорта, половины сооружений у нас нет… Стоит ли на это идти? Здесь мы не соглашаемся сразу. А вот Юношеский фестиваль, который получили по своеобразному обмену с Белоруссией, забравшей вторые Европейские игры, не требуют больших затрат. У нас есть олимпийская деревня, есть арены, ничего строить не надо. Меньше 3 тыс. спортсменов, молодежь, виды спорта, которые у нас развиваются, – почему бы нет.
Ну и особый разговор о футболе. «Карабах» собирает на стадионе 68 тыс. болельщиков, интерес огромный. Почему бы не попробовать привезти ведущие европейские команды. Тем более, организацией финала Лиги Европы в 2019 году будет заниматься клуб, без привлечения бюджетных денег. И мы уверены, что это окажется прибыльным мероприятием. Не придется нам тратиться и на Евро-2020 (в Баку пройдут три матча группового этапа и один четвертьфинал турнира, который примут одновременно 12 стран) – Олимпийский стадион готов и даже передан на содержание футбольной федерации.

– А за летние Олимпийские игры взялись бы?
– Этот вопрос поднимался по итогам Европейских игр, ведь как минимум по критерию наличия опыта проведения больших соревнований мы уже удовлетворяем требованиям Международного олимпийского комитета. Но перед глазами есть опыт Греции, в которой, как и у нас, живет около 10 млн человек. К Играм-2004 в Афинах построили много спортивных сооружений, но на них сейчас страшно смотреть. Олимпийская деревня тоже в разрухе. Сразу после Олимпиады у меня был министр спорта Греции, и он чуть ли не умолял: проводите все сборы у нас, а то мы не можем это содержать. Стоит ли стране вкладывать огромные деньги в создание объектов инфраструктуры, если знаешь, что в будущем они будут простаивать? Тем более для непопулярных в стране видов спорта. К тому же с учетом требований МОК. Вот у нас есть великолепный бассейн на 6 тыс. мест. Я спрашивал в Лозанне, примут ли такой бассейн? Отвечают, что, конечно, нет. В Рио от бассейна требовали 18 тыс. мест, в Лондоне согласились на 15 тыс. Что нам, строить еще один водный комплекс? А он нам нужен? Поэтому мое личное мнение: таким маленьким странам, как Азербайджан, замахиваться на Олимпиаду, увы, не стоит. Но если в будущем требования изменятся, может, мы и заявимся.

Беседовал Дмитрий Христич, шеф-редактор СБК
Фото: Baku City Circuit

Похожие статьи




Богатство напоказ и работа на государство
Богатство напоказ и работа на государство

Как далеко простираются амбиции футбольного Китая, и зачем страна тратит столько денег на эту игру