Торжественное построение

Торжественное построение

В ближайшие шесть лет Россия проведет три крупнейших спортивных состязания мирового уровня – Всемирную универсиаду в Казани в 2013 году, Олимпийские игры в Сочи в 2014 году и Чемпионат мира по футболу в 2018 году. В связи с этим на европейской территории страны уже не первый год строятся спортивные объекты и вся необходимая инфраструктура. И в свете бушующего финансового кризиса вопрос финансирования и окупаемости спортивных сооружений приобретает особую актуальность.

В целом для изолированно рассматриваемых объектов социального назначения, к каковым относятся спортсооружения, характерен длительный период возврата капиталовложений – минимум 10 лет (а в условиях нестабильной мировой экономики и того больше: 20 и даже 30 лет не предел), а также низкая рентабельность – всего несколько процентов. Поэтому без разного рода компенсаций и дополнительных выгод частные инвесторы, не являющиеся страстными поклонниками спорта, не станут самостоятельно вкладываться в строительство спортивных объектов или выступать как сторона государственно-частного партнерства. Эти выгоды могут быть, например, в виде выделения земель и разрешения на них строить жилые или коммерческие здания, дабы потом их с выгодой продать или эксплуатировать.

Особняком стоит и сугубо коррупционная схема, по которой государство по завышенным сметам возмещает гораздо больше задекларированной доли расходов. За масштабными стройками для мероприятий мирового масштаба не будем забывать и о строительстве спортивных объектов, не связанных с этими событиями.

На прошедшей в марте 2012 года конференции «Роль бизнеса в реализации национальной спортивной идеи» президент Ассоциации строителей России (АСР) Николай Кошман отметил, что оптимальная схема финансирования строительства спортсооружений – государственно-частное партнерство (ГЧП). В качестве примера он привел Нижегородскую область, где были заключены три концессионных соглашения сроком на 10 лет, в рамках которых частный партнер ЗАО «Лидер» через подконтрольное ЗАО «Волга-спорт» обязался профинансировать, построить, оснастить оборудованием и эксплуатировать три физкультурно-оздоровительных комплекса.

Однако инвестор в мартовском интервью газете «Коммерсант» утверждал, что проект чисто социальный и прибыли как таковой не принесет. Три ФОКа построены в сельских районах области за 1,37 млрд руб. Средства были привлечены в 2011 году в рамках облигационного займа «Волга-спорт», выкупленного фондами – клиентами «Лидера». Ставка первого из десяти купонов займа была установлена в размере 9,75%, всех последующих – по схеме «инфляция + 2,5%». Компенсирует эти затраты бюджет Нижегородской области – власти взяли построенные «Волга-спортом» ФОКи в аренду, а через десять лет по соглашению объекты уйдут в собственность области. В «Волга-спорте» утверждают, что проект не приносит компании прибыли: «Речь идет о 100 тыс. руб. в год со всех трех ФОКов. Это социальный проект».

«Во всем мире частные пенсионные фонды инвестируют в социальные и инфраструктурные проекты на условиях концессии. Власти получают необходимые им объекты, а фонды страхуют деньги своих вкладчиков от инфляционных рисков за счет получаемых назад с небольшими процентами денег», – сказал в данной связи в одном из интервью депутат Воронежской облдумы, совладелец ООО «Инвестиционная палата» Анатолий Шмыгалев. Он добавил, что в российских реалиях реализации подобных соглашений могут помешать коррупционные издержки: «До 20–30% из оборота этих проек- тов может уйти в карман чиновникам». Гендиректор нижегородского ЗАО «Волга-спорт» Равиль Ахмадаев в марте т. г. рассказал, что уже ведет переговоры с воронежскими чиновниками, которые предлагают построить три-четыре ФОКа.

Также на условиях ГЧП в 2011 году была построена ледовая арена в Новомосковске (Тульская область) по схеме «60% – частный капитал, 40% – государственные вложения». Проект осуществлен общими усилиями Минспорттуризма, партии «Единая Россия», администрации Тульской области и Новомосковска и компании «ЕвроХим». Совокупные инвестиции в арену составили 250 млн рублей. Схема ГЧП в данном случае такова: муниципалитет города предоставил земельный участок; за счет средств федерального бюджета приобретены, доставлены и смонтированы металлоконструкции и технологическое оборудование; а непосредственно строительство профинансировала компания «ЕвроХим». Далее успешное сотрудничество между местными властями и корпорацией продолжилось подписанием очередного соглашения о реали- зации компанией инвестиционных проектов на сумму 4,5 млрд руб. Соглашение направлено на реализацию семи инвестпроектов ОАО «Новомосковский Азот» – предприятия холдинга «ЕвроХим».

Также по схеме, аналогичной вышеописанной, ведется строительство ледовых дворцов в Невинномысске (Ставропольский край) и в Кингисеппе (Ленинградская область), объем инвестиций в каждый – более 200 млн рублей. В обоих городах расположены предприятия «ЕвроХима». В дальнейшем компания планирует построить ледовые дворцы во всех регионах присутствия.

Среди существующих форм ГЧП можно выделить контракты жизненного цикла (КЖЦ), преимущество которых, по мнению Николая Кошмана, заключается в том, что при их реализации отсутствует риск разрыва ответственности между проектировщиком, подрядчиком и управляющей компанией, что положительно сказывается на качестве объекта. Согласно КЖЦ, государство и частный партнер по результатам единого конкурса заключают контракт на проектирование, строительство и эксплуатацию объекта. Государство определяет качественно-функциональные характеристики объекта, а частный партнер в соответствии с ними обязуется за собственные средства спроектировать и построить объект, а также в течение установленного контрактом срока эксплуатирует объект в соответствии с заданными параметрами. При этом частный партнер получает средства от государства с момента ввода объекта в эксплуатацию, а объем государственных платежей ставится в прямую зависи- мость от того, насколько качественно частный партнер исполнил свои обязательства. Вместе с тем при строительстве спортсооружений КЖЦ в России пока не применялись.

В основном в стране строительство рядовых спортсооружений в городах и весях ведется за счет бюджетов (подробнее о цифрах см. врезку). Стоимость строительства зависит от многих факторов: площади строительного участка будущего комплекса, планируемого количества отдельных сооружений (залов, бассейнов, процедурных кабинетов, бань и т. д.), входящих в него. И, конечно, от общей суммы выделенных средств (исходя из нее предусматривается содержимое, начинка ФОКа). В последнее время активно разрабатываются проекты с применением технологии быстровозводимых зданий и сооружений (арочные, с надувным куполом и т. д.). Использование этих технологий убивает сразу двух зайцев – обеспечивает небывалый рост ФОКов в стране и в разы сокращает расходы на их возведение. Как говорят строительные организации, «дешево и сердито, т. е. доступно и прочно», с соблюдением всех требований ГОСТов и СанПиНов, действующих на территории России. Именно по этим технологиям в настоящее время строится большинство объектов, возводимых по федеральной целевой программе.

В мае 2008 года, когда проведение Универсиады в Казани было еще под вопросом, министр по делам молодежи, спорту и туризму Татарстана Марат Бариев сообщил, что бюджет мероприятия в случае его проведения составит 604 млн евро (22,2 млрд рублей по курсу мая 2008 года), включая строительство всей необходимой инфраструктуры и деревни Универсиады, в том числе 10,1% суммы будет выделено из республиканского бюджета, 8,3% предоставит местный бюджет. Остальное – средства инвесторов, федерального бюджета, частных фондов. Около четырех лет спустя, в феврале 2012-го, общий бюджет оценивался уже в 130 млрд рублей, в том числе порядка 120 млрд – инфраструктура. Владимир Леонов, генеральный директор АНО «Исполнительная дирекция Казань–2013», на правительственном брифинге сообщил: «Финансирование Универсиады достаточно сложное из-за того, что оно консолидировано, а не из одного источника. Мы планируем разделить его на инфраструктурный бюджет и операционный. Даже инфраструктурный сильно консолидирован в силу того, что есть и федеральный бюджет, и республиканская часть, и внебюджетные источники». Главным образом это федеральные деньги – бюджетные кредиты. Они выдавались с 2010 года сроком на три и пять лет, средняя ставка по ним – 3,4% годовых. Леонов не раскрывает, сколько дает на Универсиаду бюджет Татарстана, а начальник финансового управления исполкома Казани Айрат Гарипов сообщает, что федеральные средства составляют львиную долю, а город не потратит ничего. Ранее сообщалось, что общий объем финансирования проектов строительства спортивных сооружений составляет 44,2 млрд рублей, из которых 36 млрд – федеральные субсидии, а остальные средства выделяются из республиканского бюджета. Инвестировали в транспортную инфраструктуру – под Универсиаду, но с учетом будущих потребностей – сделали РЖД (12 млрд руб. на ветку вокзал – аэропорт) и болгарская компания «Химимпорт», совладелица казанского аэропорта (1,5 млрд на новый терминал). Операционный бюджет Универсиады на 50% формируется из внебюджетных источников – взносов спонсоров и партнеров, продажи лицензий, а также будущей выручки от 700000 билетов.

На сегодня трансформация Сочи в олимпийский город-курорт оценивается в 1,3 трлн руб. (из них всего около 200 млрд руб., или 15%, будут направлены на строительство спортивных объектов, а все остальное – на инфраструктуру), и основная часть – расходы государства; среди инвесторов по объемам вложений лидирует Газпром. Точные пропорции расходов неизвестны (даже Сергей Степашин, глава Счетной палаты, сетовал на то, что весьма сложно разобраться в бюджетном финансировании Олимпиады: сумма разбита на огромное количество строк между 14 ведомствами).

Напомним: первоначальный вариант олимпийской сметы предполагал общую сумму в размере 316 млрд рублей, из которых 185 млрд – расходы федерального бюджета, порядка 100 млрд должны были вложить частные инвесторы, в том числе зарубежные. Бывший глава госкорпорации «Олимпстрой» Виктор Колодяжный предполагал задействовать в числе возможных участников олимпийской стройки компании из США, Австрии, Германии, Испании и др. Однако грянул кризис, и в числе крупнейших инвесторов остались только отечественные предприниматели, которых держат в Сочи вложенные ранее в проекты деньги, или «социальная ответственность». Инвесторами выступают пять крупнейших корпораций, три из которых принадлежат частным лицам, в том числе Олегу Дерипаске, Владимиру Потанину и Ахмеду Билалову. Но кризис затронул и российских инвесторов, поэтому ситуацию пришлось исправлять в пожарном порядке. В качестве основного инструмента были предложены льготные кредиты Внешэкономбанка на реализацию стратегических проектов.

В конце прошлого года все частные инвесторы Олимпиады решили, что они не смогут окупить строящиеся ими объекты, и обратились к властям с просьбой субсидировать процентную ставку по кредитам ВЭБа, либо выкупить долю в компаниях или же сами сооружения, либо передать ВЭБу в счет погашения кредитов подъемники и прочую спортивную инфраструктуру.

Инвесторы в один голос говорят о «гигантской убыточности». Между тем даже грубые расчеты (если разделить себестоимость всех проектов на число квадратных метров недвижимости, которая имеет рыночную ценность) показывают, что олимпийские инвестиции могут окупиться с хорошим плюсом. Например, по подсчетам «Ведомостей», себестоимость олимпийских апартаментов Дерипаски выходит менее 73 тыс. руб. за 1 м2 – притом что средняя цена продажи, по оценке Penny Lane Realty, составит 128 тыс. руб. А себестоимость недвижимости в «Горки-городе», который строит «Красная Поляна», составляет менее 70 тыс. руб. за 1 м2 . С другой стороны, пока сложно сказать, как будут раскупаться квартиры и впоследствии – окупаться гостиницы. В теории после 2014 года на рынок может быть выброшено огромное количество невостребованного жилья и гостиничных номеров.

В конце апреля стало известно, что государство возьмет на себя 90% затрат на строительство спортобъектов. То есть государство фактически признает, что, с учетом роста затрат проекты перестают быть окупаемыми, и принимает покрытие убытков на себя (точнее, на налогоплательщиков). Наблюдательный совет ВЭБа разрешил снизить долю частных вложений в объекты Сочи-2014 с 30 до 10%. Таким образом, схема «30:70» преобразуется в «10:90», где основную часть средств предоставляет ВЭБ в виде займа с отсрочкой выплаты процентов до сдачи построенного объекта в эксплуатацию. Но абсолютные цифры затрат частных девелоперов не изменятся – из-за роста смет, в том числе и в связи с дополнительными требованиями Международного олимпийского комитета. Рост стоимости произошел и по всем основным объектам «Олимпстроя» – так, стоимость большой ледовой арены увеличилась с 7,6 до 10 млрд руб., дворца для фигурного катания – с 5,6 до 9 млрд руб., а санно-бобслейной трассы – почти в 4 раза, с 2,7 до 10 млрд руб.

На 1 апреля 2012 года одобренный ВЭБом лимит финансирования по олимпийским проектам составляет 137,41 млрд руб., 68,62 млрд выдано. В начале апреля Владимир Путин подписал документ, согласно которому с 2014 года убытки госкорпорации «Внешэкономбанк» при кредитовании инвесторов, ведущих строительство объектов для Олимпиады-2014 в Сочи, будут возмещаться из федерального бюджета.

На апрель, по данным «Интерфакса», больше всего денег от ВЭБа получил проект «Роза хутор» Владимира Потанина («Интеррос») – 21 млрд рублей (строит горнолыжный центр, сноуборд-парк, фристайл-центр и горную Олимпийскую деревню на 2,6 тыс. мест стоимостью около 60 млрд руб., из которых примерно 9 млрд – собственные средства «Интерроса», еще 50 млрд – кредиты ВЭБа). Проекту «Красная Поляна», принадлежащему Сбербанку и Магомеду Билалову, ВЭБ выделил 14,6 млрд руб., структуре «Базэла» Олега Дерипаски – 18 млрд руб., а «Порту Сочи Имеретинский» – 4 млрд руб.

По информации Счетной палаты, озвученной в январе 2012 года, отставание от графика олимпийского строительства имеется весьма значительное – на 76 объектов из 393. Куратор Олимпиады в Сочи вице-премьер Дмитрий Козак в качестве причин отставания назвал проблемы частных инвесторов с финансированием строительства объектов, срывы сроков проектирования и низкую организацию производственных процессов на некоторых стройплощадках. Среди проблемных проектов – новый порт в Сочи, Кудепстинская электростанция, санно-бобслейная трасса и Большая спортивная арена с полуоткрытым сводом, на которой планировали провести открытие Олимпиады.

Вот что говорил о причинах срыва сроков строительства олимпийских объектов руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов: «Счетная палата уже неоднократно проводила проверки и говорила о нецелевом использовании бюджетных средств на примере Олимпиады в Сочи. Иными словами, есть большие подрядчики, которые часть денег распиливают, есть субподрядчики, которые дошли уже до того, что сами нанимают себе субподрядчиков. То есть деньги распиливаются в несколько этапов, что фактически и явилось причиной неэффективной реализации этого проекта. Чиновники воспринимают любой такой объект как бизнес, и у них задача – максимально затянуть проект. А дальше возникает проблема: бюджетные средства истрачены, повторное финансирование невозможно, и нужно либо придумывать какие-то новые формы, например дополнительные бюджетные фонды, для того чтобы дофинансировать данную стройку, либо выбирать правовое решение, а именно – уголовное преследование. Последнее представляется мне крайне затруднительным – я знаю, что материалы Счетной палаты фактически не реализованы, хотя уже неоднократно были выявлены нарушения. Поэтому вот эта задержка в принципе выгодна тем, кто осваивает деньги. Они понимают: сроки поджимают, нужно срочно что -то доделывать, поэтому деньги будут вбрасываться, и большие деньги».

Об олимпийской коррупции и «освоении» бюджетов представители бизнеса говорят очень осторожно. И только анонимно. У всех на памяти громкий скандал с бизнесменом Валерием Морозовым, который открыто рассказал про откаты федеральным чиновникам, курирующим олимпийскую стройку, после чего его бизнес обратился в прах, а самому ему пришлось эмигрировать.

«В основном применяются три схемы, как заполучить деньги из бюджета, – рассказывает на условиях анонимности представитель подрядной организации. – Первый вариант – в штат фирмы нанимаются «мертвые души», которым начисляются зарплаты из бюджета. Второй способ – это когда «Олимпстрой» навязывает «своих» субподрядчиков, аффилированных с определенными лицами в корпорации или в структурах власти, и качает прибыль через «свою» фирму. Третий случай – когда навязываются поставщики техники или сырья, которые зачастую продают свою продукцию по завышенным ценам. Понятно, в чей карман попадает разница».

Подготовка к чемпионату мира по футболу в России в 2018 году находится в начальной стадии – в настоящее время пока не выбраны города, в которых будут проходить матчи. Их планируется объявить в октябре 2012 года. По ранее озвученным оценкам Минспорттуризма, на подготовку необходимой инфраструктуры необходимо потратить около 632,373 млрд руб. В 2010 году премьер-министр России Владимир Путин оценил затраты на подготовку к ЧМ-2018 в 300 млрд руб. Из 15 площадок, заявленных на проведение чемпионата, большинство лишь в проекте. Московские «Лужники» и екатеринбургский «Центральный» – готовые объекты. Стадионы в Казани и Сочи строятся в рамках Универсиады и Олимпиады. Будут использоваться в рамках ЧМ уже не один год строящиеся стадионы в Петербурге и Москве, о них и поговорим подробнее. Примечательны данные стройки схемами инвестирования.

Изначально строительство стадиона в Петербурге заявленной стоимостью 6,7 млрд руб., начавшееся в 2006 году, должно было осуществляться за счет средств Газпрома (что неудивительно, учитывая, что стадион строится для «Зенита»). Однако впоследствии расходы были переложены на городской бюджет. По оценке городских властей, озвученной в 2011 году, стоимость строительства приблизилась к 30 млрд руб., и это не предел. В конце 2011 года издание «Коммерсант» сообщило, что в результате доработок проекта в соответствии с требованиями FIFA и UEFA, включая изменение вместимости стадиона с 62 до 69 тысяч болельщиков и разработку новой конструкции купола для прогрева стадиона, смета стадиона может вырасти до 40 млрд руб. И это будет второй по стоимости в мире стадион после Уэмбли (1,57 млрд долларов, или 47,4 млрд рублей по текущему курсу). Городские власти не исключают повторного обращения к Газпрому за софинансированием.

Стадион в московском Тушино строится для «Спартака» в основном на деньги владельца команды Леонида Федуна (вице-президент «ЛУКОЙЛа»; компания не имеет отношения к инвестициям). Затраты на возведение объекта Леонид Федун оценивает в 18,5 млрд руб. «То, что город не мешает строительству, уже великолепно. У нас уже решены все вопросы по снабжению теплом, электричеством, канализацией. Правда, за наши деньги. Все металлоконструкции мы завозим из-за границы. Таможенные пошлины на них высоки. 240-метровую арку у нас в стране может изготовить один завод, но у него нет опыта. Мы выбрали фирму, которая делала козырьки крыш на многих стадионах, в том числе на новом Национальном стадионе в Варшаве», – комментирует Леонид Федун.

Окупить затраты на стадион предполагается за счет строительства 1 млн м2 жилья на территории Тушинского аэродрома (общая площадь – 226 гектаров). Объем инвестиций может составить $1,5 млрд (примерно 45 млрд руб.), что с лихвой окупится. По грубым подсчетам, за жилье можно будет выручить порядка $5 млрд, или 150 млрд руб.

Схожим образом банк ВТБ проводит реконструкцию стадиона «Динамо» в Москве: на его территории также к 2018 году будет построено 850 тыс. кв. м офисов, гостиниц и апартаментов. Инвестиции в проект оцениваются примерно в $ 1,5 млрд (примерно 45 млрд руб.).

Резюмируя, можно сказать, что строительство спортобъектов частично или полностью за счет средств частного инвестора обычно сопряжено с предоставлением этому инвестору дополнительных выгод. Строительство спортсооружений за государственный счет в случае масштабной стройки объекта часто сопряжено с коррупционными схемами. В случае относительно недорогого регионального объекта, когда денег выделено впритык и в эту сумму необходимо уложиться, могут компенсировать затраты подрядчику, работающему с минимальной прибылью или вообще без прибыли, разного рода бонусами. Окупаемость спортобъектов, в особенности специализированных, а не мультифункциональных, достаточно медленная. Поэтому интерес инвесторов к такого рода строительству едва ли будет повышаться в отрыве от тех или иных вариантов дополнительных источников прибыли.

Похожие статьи

В московском парке 50-летия Октября появится спортивный кластер
В московском парке 50-летия Октября появится спортивный кластер

На месте неухоженной зеленой территории оборудуют 12 спортивных и 12 детских площадок


Футбольное поле заменит каток в «Парке легенд»
Футбольное поле заменит каток в «Парке легенд»

Открытая площадка для игры в футбол около «ВТБ Ледового дворца» начнет работать 1 июня




"Группа Агроком" построит в Ростове-на-Дону дворец спорта за 1 млрд рублей

Дворец спорта будет построен в районе спорткомплекса Трудовые резервы, почти в центре города


Восточный многообещающий проект
Восточный многообещающий проект

Совсем скоро завершится строительство Олимпийского спортивного парка в Ханчжоу, жемчужиной которого станет крупнейший стадион Китая в ближайшее десятилетие