Дэн Мис: меня часто спрашивают, как должен выглядеть стадион будущего

Дэн Мис: меня часто спрашивают, как должен выглядеть стадион будущего
http://archsovet.msk.ru/

— В проектировании стадионов техническая часть зачастую превалирует над архитектурной. Что-то меняется сегодня?

— Это важный момент, потому что традиционно проектирование стадионов, действительно, руководствовалось в основном техническими критериями, ведь это большие комплексы, сложные здания. Впрочем, мне кажется, сейчас стали гораздо больше внимания обращать на то, чтобы создавался определённый опыт или переживание при помощи здания. По двум причинам. Во-первых, из соображения цены, потому часто это какие-то государственные, общественные деньги и вкладывать такие суммы в здание, в которое приходят всего несколько раз в году, нецелесообразно. Приходиться думать о том, как окупить эти инвестиции.

И во-вторых, соображение даже более важное: с появлением телевидения и других средств массовой информации гораздо проще посмотреть матч дома по телевизору, поэтому должны быть какие-то дополнительные стимулы, которые заставят вас выйти из дома и смотреть футбол на стадионе. Важно воздействие, тот эффект, который архитектура оказывает на зрителей.

Римский Колизей в этом плане, конечно, символичное здание для всех архитекторов, вот уже на протяжении двух тысяч лет он является символом спорта и зрелищ. И до сих пор сохраняет свою актуальность!

— Для большинства стадионов весьма важным остается вопрос дальнейшего бытования после проведения ключевого события....

— На самом деле, здание можно сделать более многофункциональным, чтобы впоследствии использовать по разным назначениям. Это, конечно, очень сложно, особенно если говорить об олимпиаде или о кубке мира. Потому что часто стадионы строятся под какое-то одно конкретное событие, и трудно понять, что делать с ним дальше. Мы сейчас пытается применить такой подход: мы строим какой-то стадион меньше по размеру, с возможностью в дальнейшем расширить под проведение определенного события. Или наоборот: под событие он строится большим, а потом его можно уменьшить для большой функциональности.

Вот, например, в Пекине знаменитый стадион «Птичье гнездо» — он, конечно, прекрасный, но в итоге посмотрите, как здание используется сейчас: там трек, по которому люди катаются на сегвеях. Ужасно!

И вот сейчас, когда мы строим стадион в Риме, мы используем немножко другой подход: с одной стороны, мы оставляем арену с 15-17 тыс. мест, которые будут использоваться много раз в году; а с другой, большая часть территории может использоваться меньшее количество раз, но все равно она остаётся функционирующей.

Стадион "Птичье гнездо" в Пекине

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте римского стадиона....

— Учитывая, какое огромное влияние всегда оказывал Колизей, для меня было очень важно участвовать в конкурсе по созданию стадиона в Риме. Но, конечно, в то же время это была сложная задача, ведь это проект для такого исторического места, у которого много культурных и исторических ассоциаций. Начал я с того, что подумал: а что, если расположить современный стадион внутри, а снаружи сохранить определенные ассоциации с Колизеем? И еще я решил сделать здание более гибким и приспосабливаемым — когда мы окружаем стадион зданиями, сооружениями, службами, которые могут использоваться постоянно.

Получилось современное здание, внешний вид которого, текучесть стен сразу напоминают Колизей. При этом оно окружено ресторанами, общественными пространствами, лестницами, магазинами, которые создают ощущения уютного района.

Мы также разместили экраны на открытой площадке, где можно смотреть трансляцию игры, даже не находясь на стадионе.

— Я слышала о Вашем опыте работы в России...

— К сожалению, учитывая, что я очень люблю архитектуру в России, я пока не строил здесь. Я лишь оказывал консультационную поддержу при проектировании многофункциональной арены «Спартака». Здесь будет проходить часть тренировок для мирового чемпионата по футболу. Меня как раз привлекли для того, чтобы я консультировал, как можно будет использовать этот стадион не только как арену для футбольных матчей.

Есть своего рода традиция — страна, принимающая такой престижный чемпионат мира, пытается потрясти FIFA большим количеством построенных стадионов, при этом гораздо сложнее понять, как эти инвестиции потом вернуть. Но как раз владельцы «Спартака» достаточно умно поступили, они сразу подумали о том, как еще можно будет использовать здание, помимо стадиона, задействовать, например, сцену для каких-то мероприятий и прочее.

— Какие вообще функции могут появляться в современных стадионах помимо спорта?

— Ну, концерты, конечно. Однако с футбольными стадионами, рассчитанными на 40-50 тысяч человек, проблема в том, что не всякая музыкальная группа соберет столько народу, например, U2 может собрать стадион, но таких немного. Поэтому когда мы проектируем такие стадионы, по возможности мы делаем их меньше, чтобы потенциал к увеличению мест предусматривался.

У нас был интересный проект в Доке. Учитывая, что там очень жарко, мы подумали, а что если все эти окружающее сооружения, службы перенести внутрь, под крышу, надстроив ими стадион.... И с помощью как раз варьирования вместимости, передвижения отдельных блоков стадиона, мы добились того, что там можно проводить мероприятия от чемпионата мира до каких-то камерных концертов. А в крыше мы расположили торговый центр, отель и музей. Впрочем, этот проект все-таки не был реализован, так как они решили, что для такой маленькой страны нецелесообразно строить такое масштабное сооружение.

— А был ли у Вас опыт реконструкции исторических стадионов?

— Да, доводилось, это обычно бывает сложнее, потому что очень часто исторические стадионы строились вокруг атлетической беговой дорожки. И поэтому в итоге сами сидения и то, насколько хорошо арена просматривается, не очень подходят с точки зрения футбола. Получается, зрительские места слишком далеко отнесены от поля. В итоге приходится как-то сокращать пространства, приближать ряды, убирая дорожку, или поднимать уровень, тем самым сокращая объем стадиона.

— Яркий архитектурный образ, безусловно, уместен для стадионов, где проводятся ключевые спортивные события. В то же время есть огромное количество более утилитарных объектов, что с ними, как Вы думаете?

-Я всегда считаю, что архитектура должна вдохновлять. К примеру, то же «Птичье гнездо» в Пекине, это, конечно, здание-символ, это важно. Но в то же время, если мы говорим просто о стадионах, то здесь не может быть такого, чтобы архитектурный образ был намного важнее функций. Тут конечно, важно соблюдать баланс.

Меня часто спрашивают, как же должен выглядеть стадион будущего. Так вот я считаю, что это не какие-то большие экраны, суперсовременные технологии. На самом деле, чаще всего я отвечаю, что это, возможно, вообще не будет стадион. Меня всегда вдохновлял пример Сиены, в которой есть центральная площадь — два раза в год она превращается в огромный стадион, на котором происходят главные события для этого города.

Замечательный пример того, как сам город может превратиться в место проведения какого-то события. И не придется затрачивать огромные миллионные средства на здание, которое будет использоваться на протяжении двух недель, а потом неизвестно, что с ним делать.

Изображения: meisstudio.com, jmpdonovan.files.wordpress.com, timesofsandiego.com, asroma.co.uk