В конце июля будет названа столица зимних Игр 2022

В конце июля будет названа столица зимних Игр 2022

В Куала-Лумпуре началось заседание исполкома МОК, предваряющее сессию этой организации, на которой 31 июля будет названа столица зимних Игр 2022 года. Претендентов непривычно мало — Алма-Ата, которая в случае победы сделает Казахстан первой среднеазиатской страной, удостоенной чести провести Олимпиаду, и Пекин, который уже был столицей летних Игр-2008. Фаворитом предвыборной гонки считается Пекин. Но у китайской заявки есть ряд существенных недостатков.

МОК в последние годы привык к тому, что, когда речь заходит о выборах столицы Игр — неважно, зимних или летних, всегда есть из чего выбирать. Даже в ходе предвыборной гонки за Игры-2018, исход которой по большому счету был ясен заранее (корейский Пхенчхан еще с заявочной кампании 2010 года выжидал свою очередь и в итоге Игры получил), члены МОК могли выбирать из трех претендентов. На нынешней сессии МОК выбор ограничен двумя кандидатами — Алма-Атой и Пекином. При этом в самом начале отбора заявок было куда больше. О своих притязаниях помимо казахского и китайского городов заявляли Стокгольм, Краков, Львов, Осло, Санкт-Мориц, Мюнхен.

Но ряд заявок не устроил МОК, а изрядная часть тех, что выдвигаемым требованиям в целом соответствовала, была отозвана по инициативе с мест. Так, в Мюнхене и Санкт-Морице население на референдуме высказалось категорически против идеи проведения Олимпиады. В Осло и до референдума не дошло: власти города посчитали, что такие требования МОК, как организация специальных полос на дорогах для движения олимпийского транспорта или требование продлить время работы ресторанов в отелях, где будут жить высокопоставленные функционеры МОК, выходят за рамки приемлемых.

Когда выяснилось, что в Куала-Лумпуре члены МОК будут выбирать между Пекином и Алма-Атой, многие поспешили объявить китайскую заявку бесспорно выигрышной. Утверждения о неизбежности победы Пекина в принципе не лишены смысла. Пекинский заявочный комитет сам неоднократно акцентировал внимание на том, что в случае с Китаем МОК не рискует ровным счетом ничем. То есть Пекин, претендующий на то, чтобы стать первым городом, принимавшим и летнюю, и зимнюю Олимпиады, гарантирует, что все будет сделано в срок и с должным качеством. Сомневаться в этом после летних Игр-2008, по масштабу в разы превосходящих зимние (Сочи-2014 в этом плане исключение, потому как никогда ранее для проведения Олимпиады не принималось решение о фактическом строительстве нового города), попросту глупо. Пекин к тому же, действуя в рамках тренда на снижение расходов на организацию Игр, заданного МОК (в качестве иллюстрации этой тенденции можно отметить, что отныне заявочным комитетам Игр придется тратить на предвыборную кампанию не более $250 тыс. против $650 тыс., которые разрешалось расходовать до сих пор), обязался уложиться в очень скромную по олимпийским меркам сумму. Не более $1,6 млрд на обеспечение работы оргкомитета и не более $1,5 млрд на инфраструктурные проекты. В это вполне верится, учитывая, что большую часть инфраструктурных расходов Пекин уже понес, когда готовился к Играм-2008. А все, что требуется сейчас, так это построить несколько новых объектов да реконструировать имеющиеся с учетом специфики зимней Олимпиады.

Но на этом сильные стороны Пекина заканчиваются и начинаются слабые. А последних по большому счету две. Первая — практически все соревнования по лыжным видам спорта планируется проводить не в Пекине, где для этого нет условий, а в Чжанцзякоу, от которого до китайской столицы 160 км. Да, китайские власти отметили, что Пекин и Чжанцзякоу соединит скоростная железная дорога, но, что ни говори, компактной пекинскую заявку уже не назовешь. Вторая слабость китайской заявки, может, даже более существенна. Дело в том, что в Чжанцзякоу просто не бывает достаточного количества снега и его в любом случае придется или завозить, или генерировать на месте. А это чревато срывом программы.

На фоне Пекина заявка, поданная Алма-Атой, несмотря на то что бывшая столица Казахстана далеко не так известна в мире, как нынешняя китайская, смотрится, может, даже более выигрышно. Она также весьма экономична. Власти Казахстана планируют потратить непосредственно на проведение Игр $1,7 млрд плюс $4,5 млрд на инфраструктурные проекты. При этом расходы на инфраструктуру будут осуществлены вообще вне зависимости от исхода предвыборной гонки. Критики Алма-Аты отмечали также, что у Казахстана немного опыта проведения крупных международных турниров, но это не так: в 2011-м Алма-Ата принимала Азиатские зимние игры, в этом году в Астане прошел чемпионат мира по конькобежному спорту в спринтерском многоборье, в 2017-м Алма-Ата станет столицей зимней Универсиады.

Плюс Алма-Ата может похвастать тем, что в состоянии провести действительно компактную Олимпиаду, которая в этом плане превзойдет даже сочинскую. Всего планируется задействовать 11 объектов, восемь из которых, включая, разумеется, легендарный конькобежный стадион "Медео", уже готовы и в лучшем случае нуждаются в обновлении, еще два уже строятся под Универсиаду, и только один — стадион для фигурного катания и шорт-трека — придется построить под Игры. Так вот, все упомянутые объекты находятся в радиусе 30 км, что, конечно, сделает алма-атинскую Олимпиаду более удобной как для спортсменов, так и для зрителей.

В общем, 31 июля почти сотне членов МОК, которые примут участие в голосовании, предстоит сделать выбор между стопроцентной надежностью, на которую давит Пекин, и расширением олимпийской географии — ведь никогда раньше Игры не проводились в центральноазиатской стране. Если выбирать исходя из холодного расчета, то предпочтение нужно отдать Пекину. Но если хоть немного дать волю эмоциям, то победить должна Алма-Ата. И, как показывает практика последних лет, далеко не всегда холодный расчет брал верх над эмоциями. В противном случае ни Сочи, ни Рио-де-Жанейро свои олимпийские гонки не выиграли бы.